Чего я не ожидала в ожидании ребенка

Foto: Kimberly Valencia / Flickr Creative Commons

Мне кажется, что находясь в положении, я не умею правильно себя вести. Да, именно так! Независимо от того, беременна ты или нет, но на протяжении всего периода ожидания я все больше начинаю убеждаться в том, что на самом деле в Эстонии есть и такая категория женщин, к которой относятся те, кто «неправильно» вынашивают ребенка. С акушеркой мне, похоже, повезло, и с медицинской точки зрения положение в эстонской государственной больнице вполне благополучное. Однако мнение о прогрессивном отношении к беременным начинает колебаться каждый раз, когда в разговор незаметно проникает нечто такое, что не носит чисто медицинский характер.

Достойные похвалы эстонские женщины

Недавно я побывала в Восточно-таллиннской центральной больнице на лекции по подготовке к родам. Мой опыт основывается на рассказе одного лектора, и я, вероятно, имею право сказать, что от какой-нибудь другой лекции мои впечатления были бы совсем иными. В то же время, разные программы обучения не имели ссылок на то, что часть из них лучше подходят для тех или иных более специфических целевых групп.

Итак, в течение полутора часов я слушала о том, что «примерные женщины рожают по 3–4 ребёнка». За этим заявлением следовало следующее: «Эстонские женщины – замечательные, и рожают без обезболивающих средств», в отличие от женщин Северных стран, которые предпочитают эпидуральную анестезию. Кульминацией же вечера стал тезис о том, что «боли во время родовых схваток – это единственные боли, имеющие разумный смысл». В общем, домой я возвращалась с внушенной лектором глубокой убежденностью в том, что боль зависит вовсе не от внутреннего ощущения самой женщины, а от национальности, поскольку, во время родов женщины именно славянского происхождения кричат и бранятся, в то время как восточные женщины, рожая ребенка для шейха, не осмеливаются сетовать и жаловаться.

Мне лично кажется, что, например, операция на сердце для спасения жизни также является имеющей смысл медицинской процедурой, однако по непонятной причине в этом случае никто не считает, что пациент должен просто взять себя в руки, быть молодцом и переносить данное вмешательство без обезболивающих. Или, к примеру, не говорят же при тяжелых раковых заболеваниях о том, что для организма это естественный процесс, и все будет хорошо, как обычно говорят роженице, которая предпочла бы кесарево сечение.

Уставшая женщина – нехорошая женщина

На лекции, кроме прочего, меня напичкали целой обоймой гендерных стереотипов – все якобы имеют свое определенное место и характер, определяемые половой принадлежностью. Мужчины были, как всегда, «большими и сильными» и при этом безнадежно беспомощными в домашних делах. Мне же посоветовали после непосредственного начала родовой деятельности заняться дома глажкой белой рубашки для мужа, чтобы гордому отцу было что надеть по такому торжественному случаю, когда он через день–два привезет жену и новорожденного из больницы домой. Последний пример был основан на рекомендации как можно больше находиться в стоячем положении, однако разве женщина не могла бы, например, гладить свою блузку или читать книгу, прогуливаясь по комнате? Неужели женщина действительно не имеет права подавать голос, рожая ребенка, поскольку иначе мужу будет стыдно за нее: ведь «дома она такая милая женщина, а в родильном доме начинает демонстрировать характер перед чужими людьми»?

Однако все эти ошеломляющие советы и достижения мысли просто померкли рядом со следующими двумя «перлами» ценной информации. Первым из них является понятие «плохих рожениц». Говоря коротко, неважные роженицы – это те женщины, которые не умеют распределять свои силы правильным образом и в конце концов устают. Именно, устают! А вовсе не те, что предъявляют медицинскому персоналу необоснованные обвинения или приходят рожать, например, в состоянии наркотического опьянения. Вторым примечательным продуктом развития мысли является утверждение о том, что если хвалить роженицу, то похвала может вызвать у нее желание оправдать ожидания других и способствовать отказу от требования применить кесарево сечение или эпидуральную анестезию.

Часто повторяемые рекомендации

«Благожелательные» советы, конечно же, не ограничиваются курсами по подготовке к родам. Я желаю этого ребёнка, но я также хочу ходить на работу. Хочу работать как можно дольше перед самыми родами, однако даже моя акушерка заметила на это, что тем самым я ведь потеряю в деньгах. Правда, я не совсем поняла, каким образом, оставаясь дома, я могла бы получать больше 100% от своей зарплаты. Ведь во время декретного отпуска – да, это называется именно отпуском! – женщина не имеет права зарабатывать ни цента. И я не помню, чтобы когда-либо заявляла о том, что собираюсь родить этого ребенка, поскольку тем самым выиграю в деньгах.

В ответ на мои планы вернуться на работу через полгода после рождения ребёнка самыми благожелательными были комментарии, в которых говорилось, что я непременно передумаю. Обычно я слышу о том, что должна заботиться и о благополучии ребенка, и мне следовало бы понять, что в моей жизни произойдет большое и важное изменение.

В принципе все подобные высказывания вызывают у меня некоторое замешательство, поскольку у моего ребёнка есть еще и второй родитель, который также намерен сидеть с ребенком дома. И вообще, я никогда не собиралась маленького полугодовалого ребенка запирать в подвале на целый день. Тем вечером, возвращаясь домой после курсов для будущих мам, я поняла, что я совсем не достойная похвалы женщина и, вероятно, буду плохой роженицей, которая не отваживается серьезно воспринимать даже хвалебные слова в свой адрес, поскольку они могут иметь вовсе иные цели.

0
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также