Кеа Круузе: я призываю женщин к усовершенствованию системы изнутри

Feministeerium беседовал с Кеа Круузе, которая баллотируется по спискам Центристской партии. Мы говорили о том, что она думает о политическом климате Эстонии, воспитании смелости, о том, почему она не носит зонтик над головой начальства и каковы её самые значимые цели и задачи в политике.

Почему именно Центристская партия?

По своим взглядам я либерал и центрист. Я вижу в обществе проблемы, связанные с экономическим неравенством, поддерживаю модель более зажиточного государства и ступенчатый подоходный налог. Я задумывалась над тем, в чем заключаются различия между социал-демократами и центристами, поскольку обе партии можно считать левоцентристскими. Разница состоит в определенных политических вопросах, например, касающихся прямых выборов президента. По своим взглядам СДП неуклонно приближается к Центристской партии, что само по себе является положительным явлением. Надеюсь, что нам удастся переубедить их также и в вопросе о прямых выборах президента. Однако между командами имеется и существенная разница. Когда я была членом Таллиннского городского молодежного собрания, я часто общалась с представителями различных партий, и меня несколько раз приглашали вступить в них. Хотя в составе СДП было много замечательных людей, я все же чувствовала, что хочу присоединиться именно к команде молодых центристов и участвовать в их работе. Я вступила в ряды молодых членов Центристской партии после избрания Юри Ратаса её председателем, поскольку почувствовала положительные изменения в культуре управления партией.

Есть ли в твоей партии такие люди, которые оказывают тебе поддержку или являются для тебя примером?

Раймонд Кальюлайд. Он длительное время работал в частном секторе и обладает очень свежим и продвинутым мышлением. Наши мнения во многом совпадают по тем вопросам, в которых партия, возможно, не поспевает за требованиями времени, и которые требуют нового современного подхода. Примерами здесь могут быть Кадри Симсон и Майлис Репс. Я не всегда соглашаюсь с мнениями Яны Тоом, но для меня вдохновляющим фактором является то, насколько смело она защищает свою точку зрения. Она отважная и уверенная в себе женщина, и наблюдать за тем, как она блестяще действует, доставляет настоящее удовольствие. За пределами партии очень большим примером для меня является президент Керсти Кальюлайд. Она говорит так открыто и непосредственно, я всегда внимательно слежу за её выступлениями.

Чего ты хочешь достичь в политике?

Сейчас я думаю о местных выборах. Самыми близкими для меня являются темы, связанные с молодежью. В Виймси можно очень многое сделать, например, в плане создания возможностей для проведения свободного времени и занятия спортом для молодых. Летом у меня часто возникало желание поиграть в настольный теннис, однако рядом с домом в Хаабнеэме не было уличных столов, а ехать каждый раз на автобусе на Теллискиви тоже не хотелось. Я обстоятельно изучила все причины этой проблемы и обратилась к волости с официальной просьбой установить на улице столы для настольного тенниса. Важно основательно подготовить вопрос, чтобы волостному руководству было легче принимать решение. В результате, на минувшей неделе в Виймси было открыто два уличных стола для пинг-понга: один на сельской площади в Рохунеэме и второй – рядом со скейт-парком Виймсиской школы. Если есть хорошая идея, то для ее реализации нужно просто напрячься и собрать все свои силы. Например, когда я была членом Таллиннского городского молодежного собрания (молодежное собрание – это действующее при Таллиннском городском собрании политически нейтральное консультативное объединение, представляющее интересы молодежи города Таллинна, и Кеа в течение двух лет была его председателем. Ред.), мы создали первую в Таллинне легальную стену для граффити, первый парк для велосипедистов-экстремалов dirt парк, пополнили оснащенность тренажерами спортивных площадок на открытом воздухе, повысили в таллиннских спортивных залах возраст предоставления скидок с прежних 18 лет до 26 лет, в сотрудничестве с Таллиннским техническим университетом предложили малообеспеченным абитуриентам бесплатные курсы математики для сдачи государственных экзаменов и разработали программу развития уличного спорта Таллинна. Это небольшие шаги, которые, однако, способны улучшить нашу жизнь. Смотришь, где есть проблема, думаешь, как её лучше всего можно было бы решить, и затем начинаешь действовать.

У меня есть несколько хороших идей относительно того, как можно лучше всего привлечь и подключить молодежь. Например, в Таллинне молодежное собрание обладает правом голоса в комиссии по образованию и культуре. В Виймси у молодых нет права голоса, хотя имеется две комиссии, в которых оно могло бы быть. И теперь, когда 16-летние могут голосовать на выборах, они могли бы избирать также и сельского старейшину. Сейчас возрастной предел составляет 18 лет. Для меня важно сохранить в Виймси атмосферу зеленых зон и рыбацких деревушек. Чтобы там, где исторически сложился редко заселенный район небольших частных домов, не начали возводить многоквартирные «фонари» или офисные здания. В Виймси приезжают, чтобы жить, потому что нас окружает красивая природа и море. Здесь сплошная рубка Центра управления государственными лесами (RMK) просто немыслима, и местные государственные лесные массивы можно было бы взять под охрану.

Я вижу, что став членом собрания я за четыре года могла бы сделать очень многое. В важных вопросах я действую весьма настойчиво до тех пор, пока не добьюсь достойного результата (смеется). Я хочу быть открытой, общаться и поддерживать сотрудничество. В самόй партии я также стремлюсь к тому, чтобы в её деятельности больше уделялось внимания молодежи. Большинство электората и членов Центристской партии – это люди весьма солидного возраста.

Ты не думала о выборах в Рийгикогу?

Я еще молода, мне только 22 года, так что пока еще немного рано. Я хочу, в первую очередь, заняться делами на местном уровне, закончить свою магистерскую работу, попрактиковаться в правовой деятельности. И потом, возможно…

Почему в политике так мало женщин?

Одной из причин этого явления, возможно, является тот факт, что молодым женщинам не достает уверенности в себе. У них есть хорошие идеи, но они не решаются высказывать их. Иногда я вижу смелые выступления некоторых мужчин, которые, однако, не содержат никаких идей. При этом их самих это, похоже, ничуть не волнует. Недавно я организовала дискуссию между молодыми политиками, и мне было очень трудно найти девушек, желающих в ней участвовать. Сейчас я, конечно же, обобщаю, но развитие и укрепление чувства уверенности в себе достигается в результате постепенной работы над собой, шаг за шагом. Если попробовать испытать себя, иногда заставляя заниматься различными кажущимися (поначалу) пугающими делами, то уверенность в своих силах и смелость будут непременно возрастать. Я считаю, что разрушение стереотипов, стимулирующая поддержка и успешные примеры помогли бы привлечь в политику больше женщин.

Тот климат, который сложился в ходе дебатов в Эстонии, может отпугнуть женщин? Ведь политики очень часто становятся объектом негативного внимания.

Да, это действительно проблема. Опытные политики знают, что чем ты известнее и чем чаще высказываешься публично, тем чаще становишься мишенью, на которую нацелено негативное внимание. Необходимо «нарастить толстую кожу» и научиться отличать конструктивную критику от ругани и разжигания вражды. Это я почувствовала и на своем опыте, поскольку в нашем публичном пространстве сложилась весьма желчная и язвительная атмосфера. На мой взгляд, дискуссии могли бы быть больше направлены на поиски общих точек соприкосновения. Ведь развитие общества именно так и происходит, когда кто-то выдвигает какую-нибудь идею и другой её критикует таким образом, что все это не воспринимается как что-то личное. Тем самым происходит движение вперед, пока не будет найдено успешное решение.

Однако некоторые темы носят очень личный характер. Например, вопрос о законе о совместном проживании, который разжег нешуточные страсти, является очень личным для тех людей, чьи права зависят от него.

С этим я согласна. У меня тоже есть близкие мне темы, которые касаются и меня лично.

Необходимо ли более широкое участие женщин в политике?

Непременно необходимо. Половину населения Эстонии составляют женщины. А что касается политики, то мы имеем дело с совместным строительством общества, поэтому и в этой сфере наше представительство могло бы быть сравнительно равным. Женщины не должны оставаться на заднем плане только по той причине, что они женщины. Я призываю женщин к участию в усовершенствовании системы изнутри. В последнее время я наблюдаю тенденцию, свидетельствующую о том, что молодые люди склонны стремиться, скорее, к сфере культуры, где есть возможность отражать и критиковать систему вместо того, чтобы прийти в политику и заняться изменением этой системы изнутри. Мое пожелание звучит следующим образом – если видишь, что в политике слишком мало женщин, приходи и попытайся изменить ситуацию.

Но если заниматься делом изнутри, то ведь приходится нести и ответственность.

Да, и это тяжело, а порой даже неприятно. Но я знаю так много энергичных женщин, которые могли бы принимать более активное участие и выступать на животрепещущие темы. У нас немало успешных примеров, которые доказывают, что это возможно.

Ты сталкивалась с проявлениями сексизма?

Это явление встречается в любой сфере, не только в политике. Мне приходилось несколько раз испытывать его на собственном опыте. У меня были коллеги по работе, которые нарушали определенные рамки поведения. Совершали поступки, которые они не позволили бы себе, если бы я была мужчиной. В отношении меня, как молодой женщины, в любом случае действовали очень распространенные стереотипы, например, в связи с т.н. «носителями зонта» в Центристской партии, и это сложившееся предвзятое представление очень трудно преодолеть. Например, у меня нет привычки держать зонт над своим начальником или варить ему кофе или чай. Политике традиционно сопутствует множество предрассудков и предвзятое мнение. Люди видят Центристскую партию, не видя при этом меня, и это представление очень трудно изменить.

Ты считаешь себя феминисткой?

Я умеренная феминистка и выступаю за равные права для женщин и мужчин, но в отношении квот я настроена критически.

Как твои близкие относятся к тому, что ты пошла в политику?

Члены моей семьи очень заботливые люди, но они, безусловно, немного беспокоятся за меня. Опасаются, что мне могут причинить боль, обидеть. Родители признались, что предпочли бы, чтобы я не занималась политикой. Они меня поддерживают, но при этом беспокоятся, поскольку видят, как многие политики становятся объектом жесткой критики. В том числе и в СМИ.

Это тебя не пугает?

Сама я еще не испытывала болезненных нападок, однако наблюдала их со стороны. Это очень жестокое зрелище, и оно негативно влияет также и на остальных, поскольку многие после таких выпадов долгое время испытывают скованность. СМИ действуют достаточно безжалостно. Когда я чувствую, что мне становится тяжело, я замедляю скорость, снимаю стресс йогой или бегом, но при этом не упускаю из виду свою цель.

Кеа Круузе баллотируется в Виймси по спискам Центристской партии. В настоящее время она изучает юриспруденцию в магистратуре Тартуского университета и работает советником министра государственного управления Яака Ааба. Дополнительную информацию о её идеях относительно Виймси можно прочитать здесь. Другие интервью читайте здесь.

0
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также