Кристель Раннаяэре: мы не можем говорить на касающиеся женщин темы, когда за столом – одни мужчины

Накануне местных выборов Feministeerium беседует с женщинами, недавно пришедшими в политику. На этот раз мы встретились с Кристель Раннаяэре, которая баллотируется по спискам социал-демократической партии. Мы говорили о том, почему Кристель пришла в политику, почему именно соцдемы, почему она феминистка и часто ли она сталкивается с неприязненным и злобным отношением к себе как к представительнице ЛГБТ-сообщества.

Почему ты решила заняться политикой? Как это произошло?

Меня просто пригласили, но еще раньше я слышала, что соцдемы искали гражданских активистов, чтобы пополнить свои ряды, и в связи с этим они обратились также и к ЛГБТ-объединению. Именно тогда я встретилась с Евгением Осиновским. На самом деле, еще год назад я как-то пошутила, заметив своей спутнице, что так давно являюсь членом ЛГБТ-сообщества, что пора уже подумать о том, чего еще полезного я могла бы сделать. Может, следующим шагом станет политика? Перед тем, как принять решение, я в течение довольно длительного времени активно советовалась с членами сообщества, так что все это происходило не так просто.

Ты и в партию вступила?

Да, я хотела быть больше в курсе деятельности соцдемов и обращать их внимание на темы, которые для меня являются главными: члены ЛГБТ-сообщества и их близкие, а также вопросы, связанные с феминизмом. На самом деле, я в политике всего несколько недель, так что пока меня можно назвать начинающим политиком.

Почему именно социал-демократы?

Во-первых, потому, что они как раз искали представителя ЛГБТ-сообщества, чтобы привлечь в свои ряды. Во-вторых, то, что я обратила на них внимание еще некоторое время назад, особенно в период проведения летнего фестиваля Baltic Pride, на котором были представители этой партии. Например, Евгений Осиновский участвовал в конференции и присутствовал на концерте, а некоторые соцдемы были в рядах участников шествия. Поэтому, в контексте сложившегося в Эстонии отношения к ЛГБТ, такое выступление в поддержку интересов сообщества можно назвать смелым шагом. В-третьих, мне показалось разумным вступление в партию, где меня поддерживают именно в этой сфере, и мои идеи находят более благодатную почву и понимание. Хотя, на самом деле я думаю, что есть и другие партии, которые с пониманием относятся к вопросам, связанным с ЛГБТ. Например, реформисты поддержали закон о совместном проживании. Я, безусловно, с большим уважением отношусь ко всем, кто обратил внимание на эту инициативу и продолжает её поддерживать.

Чем ты хочешь заняться в политике?

Как член сообщества и феминистка, я хочу следить за тем, чтобы наши темы рассматривались и освещались самым широким образом. Например, наблюдать за тем, чтобы избирательные платформы привлекали членов ЛГБТ и были построены на принципах равенства. Приведу один пример. Когда в программе имеется пункт о безопасности в школьной среде, я хочу добиться гарантий того, что это требование, кроме прочих, будет охватывать школьную молодежь и работников школы – членов ЛГБТ, а также детей, растущих в ЛГБТ-семьях. Но мне хотелось бы заинтересовать и другие уязвимые группы. В нашем ЛГБТ-сообществе есть представители разных национальностей, кроме того, я сотрудничала, например, с общиной глухонемых, члены которой общаются на языке жестов. Стараемся привлекать и другие объединения.

Связываешь ли ты с политикой и долгосрочные планы? Например, приближаются выборы в Рийгикогу…?

Да, я действительно размышляла о выборах в Рийгикогу. Думаю, что для начала было бы неплохо начать с местных выборов, однако вижу, что значимые для меня темы необходимо выводить на государственный уровень. В то же время, важно, чтобы одно из местных самоуправлений или какая-нибудь школа показали хороший пример и предприняли шаги, благодаря которым можно будет двигаться дальше в других местах. Распоряжения не всегда должны двигаться сверху вниз. Кстати, на государственном уровне у нас ещё не было людей, которые открыто заявили бы, что они члены ЛГБТ-сообщества, поэтому важно, чтобы они появились.

Каково твое первое впечатление о политике?

Поскольку руководитель партии – феминист, ожидания достаточно велики. Верю, что если во главе стоит такой человек, то это оказывает положительное влияние. И практический опыт до сих пор был позитивным. Я почувствовала, что меня воспринимают как эксперта в своей сфере и относятся ко мне хорошо. Вижу, что мой опыт ценят. Кроме того, я также не сталкивалась с недостойным поведением или плохим отношением. На этот раз в избирательных списках соцдемов женщин больше, чем мужчин, и это достаточно сильное заявление. При этом я и внутренне ощущаю, что в это верят.

Какова была реакция твоих знакомых? Пришлось ли тебе столкнуться и с проявлениями недовольства и враждебности?

Я не получала негативных отзывов, а мои знакомые неизменно оказывали мне поддержку. Только один неизвестный гомофоб написал в моем фейсбуке, что все, в конце концов, хотят выйти замуж и родить детей. Однако какой же мужчина захочет потом иметь дело с гей-активистом. Он, кажется, не понял, что я член ЛГБТ-сообщества. Это было довольно забавно.

Это интересно, поскольку за последнее время можно привести целый ряд примеров, когда люди очень недолго выдерживали пребывание в политическом поле именно по причине обрушившейся на них лавины критики. Например, Маллукас.

На самом деле я была готова к тому, что посыплется масса писем и критики, однако этого не произошло, что меня даже удивило. В ЛГБТ-сообществе я работаю уже четыре года, и враждебные письма получала примерно год, когда чаще выступала перед общественностью. Кстати, все авторы писем были мужчинами среднего возраста и гомофобы. При этом мне не написала ни одна женщина.

Твоя спутница поддерживает тебя?

В том, что я приняла это решение, очень большую роль сыграла именно её поддержка. Она всегда моя надежная опора, помогает мне как советом, так и делом. Правда, сейчас она дома на больничном и только что послала мне фото кошек, написав, что осталась дома одна с кошками, поскольку жена ушла в политику (смеется).

А другие близкие?

Моя семья меня также поддерживает. Они уже привыкли, что меня гораздо чаще, чем раньше можно видеть и слышать в СМИ. На самом деле меня поддерживает вся команда ЛГБТ-объединения, что очень важно. Это требует большой смелости – открыто выступать представителем ЛГБТ перед широкой публикой.

Было бы возможно участие в политике без их поддержки?

Я, вероятно, справилась бы и без поддержки, поскольку меня воспитали очень самостоятельной. У нас дома была модель семьи, так сказать, наоборот: мама работала директором школы, и по вечерам её часто не было дома, кроме того, она также участвовала и в местной политике. Отец же был простым учителем и гораздо чаще находился дома, так что я с детства видела, что женщина, безусловно, способна на многое. Думаю, что поддержка спутницы жизни и содействие коллег являются дополнительными стимулами и укрепляют мою уверенность в своих силах, хотя я справилась бы и без этого.

А нужно ли вообще более широкое участие женщин в политике?

Безусловно! В этом нет никакого сомнения, хотя по-другому и быть не могло, поскольку среди населения преобладают именно женщины. Я считаю нормальным, когда в разных партиях состоят очень разные люди обоего пола. Что партии уже перестали быть какими-то давным-давно сложившимися сферами, в которых мужчины чувствуют себя полновластными хозяевами, словно политика – та область, в которой можно действовать только в пиджаке и галстуке. Я баллотируюсь, поскольку хочу что-то сделать для своего сообщества, для родных мест и очень ценю то, что соцдемы привлекли в политику множество экспертов из разных областей. Именно таким путем и нужно вступать в политику. И в этом плане гендерная принадлежность – дело второстепенное, однако следить за половой принадлежностью, конечно же, необходимо, поскольку нельзя набирать только экспертов-мужчин. Мы не можем говорить, например, на касающиеся женщин темы, когда за столом – одни мужчины Уровень представленности играет важную роль.

Я тоже не хочу, чтобы по закону об аборте голосовали только мужчины.

Вот именно!

Как ты думаешь, что нужно сделать для того, чтобы в политике было больше женщин?

Я верю в примеры, а также в то, какие сигналы посылает партия. Если партия демонстрирует, что равенство и многообразие важны, то это оказывает свое важное влияние.

В политике многое происходит в нерабочее время. Это создает для тебя проблемы?

Для меня это не представляет сложностей, поскольку жизнь активиста выглядит точно так же. Мы очень часто работаем по вечерам и по выходным, и я привыкла к этому. У нас еще нет детей, но мы с женой строим семейные планы. Мы разделим все заботы и справимся. У нас и сейчас есть семейные обязанности.

Ты сказала, что являешься феминисткой. Ты не попыталась бы дать себе какое-нибудь более точное определение?

Нет. Но феминизм для меня – естественное явление. Вопрос о том, почему я феминистка, примерно равноценен вопросу о том, зачем бороться за права человека. Если ты веришь в права человека и в равное обращение, то ты являешься также и феминистом. Цель феминизма как раз и заключается в достижении равного обращения. А относительно связанных с ЛГБТ тем я считаю, что в действительности это привлечение в партию еще одной группы, дополнительное пополнение её рядов, а не противопоставление идеологий.

Кристель Раннаяэре баллотируется по спискам социал-демократической партии в части города Кесклинн в Таллинне. Это её первые выборы. Накануне местных выборов Feministeerium беседует с женщинами, недавно пришедшими в политику. Другие интервью читайте здесь.

0
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также