fbpx

Редко обсуждаемый вид домашнего насилия: Экономическое насилие

Фото: Джен Теодор, Unsplash

Среди мужчин преобладает физическое насилие, а женщины чаще подвергаются нескольким формам насилия одновременно. Анн Вооль, мать двоих детей, описывает свой опыт того типа насилия, о котором говорят меньше всего – экономического. К статье прилагается комментарий представителя министерства юстиции. 

Обычный солнечный весенний день. Я с двумя детьми – одному вот-вот исполнится четыре, а второму еще нет и года – дома, недалеко от Таллинна. 

Дом, в котором мы живем, построен за время нашей совместной жизни, и я могу в мельчайших подробностях вспомнить, в каком магазине куплена плитка для ванной, доски для пола, откуда приехал холодильник. Могу всю сагу рассказать о том, как клали печь. 

В этом самом доме, в нашей стильной ванной на свет появился младший ребенок (домашние роды были запланированы), а в маленькой сауне во дворе я рожала старшего. Это дом, где они родились. Это наш дом. 

Мы с детьми возимся в комнате, и фоном я включаю повтор передачи «Suud puhtaks», которая была в прямом эфире предыдущим вечером. На календаре 08.05.2019.

В этот день я впервые в жизни слышу словосочетание «экономическое насилие», и в моей голове что-то щелкает. Потихоньку я начинаю понимать, что не от всех ударов остаются синяки. 

Так начинается дорога, на которой я все глубже и глубже изучаю тему семейного насилия и экономического насилия. 

На тот момент я еще не знала, что грядущее Рождество окажется последним, которое мы с детьми проведем в своем доме. Я не знала, насколько стремительной будет эскалация, когда я, наконец, пойму, почему нам не помогло множество сеансов семейной психотерапии, курсов и попыток решить проблемы спокойно. 

Я не знала, что в полиции мне скажут, что вся моя жизнь полетит в зияющую расщелину в законах. Я понятия не имела, что несколько адвокатов подтвердят: в существующем правовом пространстве помочь мне и моим детям невозможно. Я представить не могла, сколько часов мне придется потратить на объяснения, что с нами произошло, близким и знакомым, а в результате все равно получить осуждение и отвержение. К счастью, нашлись и те, кто предложил помощь и поддержку. 

Через несколько месяцев после того, как нам пришлось уйти из своего дома, во всем мире прогремел взрыв коронавируса. Наш хаос смешался со всемирным хаосом. 

Я решила поделиться своей историей, потому что каждый день вижу, как мало говорится о таком виде насилия как экономическое. 

Что такое экономическое насилие и какими могут быть его проявления? 

Экономическое насилие приводит к тому, что жертве сложно обеспечивать себя материально, и может поставить ее в зависимое положение от партнера, применяющего насилие. К экономическому насилию можно отнести следующие действия. 

  • Один партнер в отношениях отбирает у второй стороны деньги и банковские карты
  • Партнер держит банковские карты второй стороны у себя
  • Покупки, сделанные второй стороной, постоянно критикуются 
  • Финансовые операции и покупки второй стороны ограничиваются, или партнер им препятствует
  • Партнер создает для второй стороны необходимость выпрашивать деньги на необходимые расходы
  • Невыплата алиментов
  • Строгий и формализованный контроль хозяйственных расходов (например, обязанность предоставлять чеки и педантичный взаимозачет)
  • Партнер препятствует получению образования второй стороной или ее трудоустройству
  • Партнер регистрирует совместно приобретенное имущество на свое имя 
  • Мишень насилия принуждается к участию в незаконных сделках, на ее имя записывается фирма или незаконно приобретенное имущество 
  • Создание задолженностей 
  • Трата средств, предназначенных для оплаты счетов за коммунальные услуги и прочих совместных расходов
  • Порча и кража личных вещей и имущества второй стороны
  • Неограниченные траты, в то время как второй стороне партнер запрещает тратить деньги
  • Единоличный контроль всех финансовых вопросов
  • Партнер требует, чтобы все договора об оказании услуг и займах заключались на его имя
  • Партнер принимает важные экономические решения, не советуясь со второй стороной
  • После расставания партнер инициирует дорогостоящие судебные процессы, зная, что вторая сторона не сможет себе их позволить и потеряет все средства 

To see the ”center” click here.To hide the ”center” click here.

В случае экономического насилия один из партнеров в отношениях контролирует траты второй стороны или принадлежащие ей материальные ресурсы, чтобы подчинить ее своей воле. Экономическое насилие приводит к тому, что жертве сложно обеспечивать себя материально, и может поставить ее в зависимое положение от партнера, применяющего насилие. Экономическое насилие очень часто связано с другими видами насилия, поскольку многие мишени других видов семейного насилия одновременно являются и жертвами экономического насилия, потому что их возможности ходить на работу или получать образование ограничены из-за физических или психологических травм. 

В большинстве случаев экономическое насилие – это насилие в адрес женщин.

В Эстонии закон не защищает от экономического насилия в близких отношениях.

При этом в Финляндии закон регулирует прекращение сожительства и разделение имущества, приобретенного во время совместной жизни, в том числе принимая во внимание нематериальный вклад в общее хозяйство. Это защищает бывших партнеров при разрыве отношений и гарантирует, что один из родителей с ребенком не останется на улице во время отпуска по уходу за ребенком. Факт сожительства определяется совместным проживанием как таковым, и его не обязательно регистрировать. 

Не обязательно отметить как можно больше пунктов в списке, чтобы предположить, что вы жертва экономического насилия. Достаточно узнать в нем пару-тройку пунктов и понять, что что-то не так. Каждый случай уникален, а применяющие насилие ведут себя по-разному.

Однако рассуждать логически проще, чем психологически принять свою новую реальность. Ту, в которой мы понимаем, что наша жизнь или жизнь кого-то из близких совсем не такая, какой представлялась. А такая, что теперь нужно строить план побега из нее. 

Фото: Аббат Сфо, Unsplash

В чем разница между семейной ссорой и семейным насилием?

Среди тем для обсуждения довольно часто всплывает один вопрос – как понять, относится ли конкретный случай к семейной ссоре или семейному насилию, в том числе экономическому? 

Разница по сути состоит в отношениях власти: если партнеры равны, то между ними имеют место разногласия или ссора. Если же партнеры не равны, и один из них постоянно пользуется своей позицией силы, чтобы контролировать сторону, находящуюся в неравном положении, то это насилие.

Если супруги, которые владеют жильем в равных долях, оба ходят на работу и зарабатывают, спорят по поводу того, продать ли жилье, чтобы купить новое, или же отремонтировать имеющееся, это семейная ссора. В описанном случае у обоих есть свои собственные свободные денежные средства и юридические права на совместное жилье. 

Однако если только один в паре, живущей вместе, является владельцем жилья, приобрел автомобиль в лизинг и зарабатывает, а вторая сторона – и в большинстве случаев это женщина – сидит дома с детьми и тратит родительское пособие на приобретение таких недолговечных вещей, как еда и одежда, один из партнеров очевидно пользуется преимуществом по сравнению со второй стороной. 

Например, партнер в позиции силы может сказать «я зарабатываю, и я буду решать, что нам покупать». Или же «если тебе дома что-то не нравится, можешь идти куда угодно». Или «если не будешь слушаться, отберу ключи от машины, и вози ребенка в садик на автобусе». 

Всё это уже примеры семейного насилия, а не просто ссоры. 

Масштаб экономического насилия

Люди в Эстонии считают свою страну правовым государством. Это означает, что никого нельзя считать виновным, если суд не признал его виновным. 

Но как признать кого-либо виновным, если нет даже законов, которые рассматривают его преступление и могут стать основанием для судебного решения? 

И как получить общественную поддержку, если судебного решения нет? 

Именно так сейчас обстоят дела с 50% видов семейного насилия. Ни один закон не регулирует понятие экономического и психического семейного насилия; оно не криминализировано в недвусмысленной формулировке. Мишень экономического или психического насилия е может пойти в полицию или в суд, поскольку не существует закона, на основании которого можно подать иск или заявление. Следовательно, мы не знаем реального масштаба проблемы. 

Хотелось бы также обсудить статистику по экономическому насилию, но ее, увы, нет. Никто не занимается сбором статистики по явлению, которого не существует с юридической точки зрения. 

Менталитет круговой поруки закладывается в детстве 

Недавно я была в одной таллиннской школе с лекцией для 8-го–9-го класса о безопасных отношениях. Лекция была призвана научить подростков, по каким признакам можно заподозрить, что отношения небезопасны, и куда обратиться за помощью. 

Во время одного задания с участием аудитории я зачитала иллюстративную ситуацию и спросила, указывает ли такое поведение на безопасные отношения или небезопасные? Или всё зависит от ситуации? 

«Молодой человек не разрешает своей девушке работать (летом) и забирает у нее все деньги».

Что бы вы ответили?

Подросткам в помещении было предложено встать на квадрат на полу, где был обозначен выбранный ответ, и, к моему глубочайшему изумлению, все юноши кроме одного прошли в квадрат с надписью «Да, это безопасные отношения». Когда я спросила, почему они так считают, один из подростков в этом квадрате с ухмылкой ответил, что ведь в таком случае у него самого будет больше денег. 

По его лицу было ясно, что он понимает, что говорит чепуху, но общая картина говорила сама за себя. Ни один другой пример не оказался настолько яркой иллюстрацией гендерного разделения в пользу одной точки зрения. 

Такая же картина наблюдается в отношении к этой теме в обществе в целом, включая шуточки. 

Фото: Сидни Симс, Unsplash

Как общество нормализует экономическое насилие?

Многие ли из вас за последнюю пару недель делали что-то для своей семьи? Отвозили кого-то на машине? Покупали еду, одежду, водили кого-то к врачу? Готовили, мыли посуду, делали уборку? 

Если вы ответили «да», но не получаете за это зарплату, имейте в виду, что в это время вы отдыхали и не делали ничего стоящего. 

Это не кажется вам правильным и справедливым? Раздражает, да? 

Этот пример привела в своем выступлении на Ted Talk Мэрилин Уоринг, объясняя, как основанная на ВВП система, созданная мужчинами в 1950-х, преуменьшает вклад женщин в общество. 

Проще говоря, было решено, что те услуги и продукция, которые покупаются за деньги, создают добавленную стоимость и подлежат учету. Таким образом, существуют разнообразные секторы экономики, в которых наблюдается движение денежных средств.  

При создании системы было решено, что такой неоплачиваемый труд, как рождение детей, кормление грудью, воспитание детей и прочие виды деятельности, связанные с уходом за близкими, имеют низкую или нулевую стоимость. 

В молодости я не знала об этой «логике», и мне в голову не пришло бы такое подумать. Каждый, кто работает родителем на полную ставку, понимает, что не найти работы сложнее, чем воспитание ребенка. Сравнивать ее с отдыхом или бесцельной тратой времени просто мерзко. 

Эксперимент по учету, на что люди тратят время, проведенный в Австралии, показал, что крупнейшим сектором экономики в этой стране является неоплачиваемый уход за детьми, а на втором месте все остальные дела, связанные с уходом за близкими, которые тоже не оплачиваются, и только после них идут так называемые классические секторы экономики – банковский сектор, туризм, промышленность, энергетика и т. д. 

Домашние обязанности в основном лежат на плечах женщин. Последнее исследование использования времени в Эстонии показало, что по сравнению с мужчинами женщины в среднем тратят на 1 час и 33 минуты больше в день на деятельность, связанных с семьей и хозяйством. В группе от 25 до 44 лет эта разница составляет 2 часа 14 минут в день, из которых складываются почти 16 часов в неделю. Давайте привыкать к мысли, что наш вклад имеет ценность, и при необходимости пересчитывать его в деньги. 

Само собой, ценность женщины не определяется тем, может ли она родить детей и сколько именно. Однако в нашей реальности женщины так долго ассоциировались с работой «меньшей ценности», что это вредит как карьерному росту, так и роли неработающей матери. Но для того, чтобы установки изменились, потребуется время.  

В современном обществе воспитание детей перестает быть исключительно женским делом, и все больше говорится о равном вкладе в родительство и распределении нагрузки.  Тем не менее, мальчику по-прежнему совсем не сложно вырасти мужчиной, считающим, что ценность в семье имеет только тот, у кого кошелек. В свою очередь, с этого начинается экономическое насилие.  

Если общество будет больше ценить нематериальный вклад женщин, постепенно изменится и убеждение, что быть женщиной – это как-то менее ценно. 

Появится понимание того, что имущество, приобретенное во время совместной жизни и воспитания детей, принадлежит обоим. Не говоря о равной заработной плате, представленности на руководящих должностях и подъеме по карьерной лестнице. 

Фото: Бастьен Плю, Unsplash

Всегда ли человек понимает, что состоит в отношениях, где имеет место насилие?

Ясный и четкий ответ на этот вопрос – «нет».

Люди могут провести долгие годы в крайне токсичных и вредящих им отношениях, не осознавая, что это не обязательно терпеть. 

Женщина может свыкнуться с мыслью, что деньги, которые она не заработала на работе, ей не принадлежат. Она может дни напролет пахать по хозяйству и заниматься детьми, но не видеть ценность этого труда как равный вклад, поскольку общество его не отражает. 

Время от времени мужчина бывает нервным и усталым и ругается из-за денег. Вскоре добавляются поначалу не очень заметные унижения, потом критика, скандалы. А потом у женщины можно отобрать ключи от машин или в наказание выставить ее за дверь в холодный день, чтобы «подумала о своем поведении». Снежный ком медленно растет. 

Для насилия всегда характерна эскалация. Это одна из причин, по которой из таких отношений сложно выйти.

Первые инциденты не кажутся чем-то особенным. Партнер, применяющий насилие, все время проверяет границы и все крепче сжимает контролирующий кулак. Особенно дезориентирует то обстоятельство, что за очередным ограничением обычно следует что-то хорошее. Склонные к насилию люди амбивалентны, а их поведение непредсказуемо. То они в хорошем настроении, щедрые и добрые. Все вроде в порядке, взаимопонимание и сотрудничество. Но вдруг разражается гроза, и очередные границы жертвы снова проломлены. 

Повторная виктимизация

В случаях экономического насилия, как и при других видах насилия, высока вероятность повторной виктимизации. Это по сути ретравматизация жертвы, когда ей не верят или случившееся с ней обесценивают в тот момент, когда она вынуждена заново переживать свою травму, рассказывая свою историю. 

Например, богатый мужчина выставляет бывшую жену из дома после развода. Поделившись своей бедой, она узнаёт, что должна быть благодарной за все привилегии, которые были у нее во время этого брака, или даже за минимальные алименты, многим и того не достается. В отличие от женщины и детей уровень жизни мужчины не снизился, но это никого не интересует. Такие высказывания жестоки, несправедливы и ничем не помогают жертве экономического насилия. 

Чем масштабнее повторная виктимизация на официальном уровне, тем больше времени занимает расследование конкретного случая насилия. 

Фото: Калеб Вудс, Unsplash

Что делать и куда идти?

Для выхода из отношений с экономическим насилием есть разные возможности. Главное – предпринимать все шаги в оптимальном для вас темпе. Любой человек, ознакомленный с темой семейного насилия, знает, что предоставлять помощь нужно, когда человек готов ее принять. За консультацией можно обратиться в организацию помощи жертвам насилия «Ohvriabi».

Вот моя краткая инструкция по выходу из отношений, в которых вы подвергаетесь экономическому насилию.

  1. Обеспечить собственную безопасность 

Не говорите партнеру о своих наблюдениях и выводах. Если он считает, что по-прежнему контролирует вас, у вас будет время, чтобы обеспечить себе тыл. 

Расскажите о своей ситуации тем, кому можно доверять, кто поверит вам, поймет вас и не перескажет услышанное не тем людям. 

Если у вас нет настолько надежных близких, позвоните или напишите в Ohvriabi и попросите помочь вам составить план.

Не оставайтесь с этим знанием в одиночестве! 

  1. Начните планировать, как уйти из этих отношений

Продумайте и выясните, куда вы можете пойти, если уйдете из дома. Родственники, знакомые, женский кризисный центр (шелтер)?

Постарайтесь выяснить, какие из ваших аккаунтов и паролей находятся в распоряжении партнера, проявляющего насилие. Использует ли он шпионские приложения, чтобы следить за вашими передвижениями или записывать разговоры? Если вы знаете, что за вами следят, не передавайте информацию деликатного характера со своих смарт-устройств.

Продумайте, что возьмете с собой. Соберите «сумку для эвакуации» (она же «тревожный чемодан»): сложите в нее необходимые документы, свидетельства о рождении, банковские карты, записи важных телефонных номеров и паролей; лекарства, гигиенические принадлежности, очки; одежду, детские любимые игрушки, запасной комплект ключей. 

Сделайте копии важных документов или отдайте их на хранение доверенному лицу. Этому же человеку можно при необходимости отдать на хранение тревожный чемодан.  

Выясните, какое имущество и какие обязательства записаны на ваше имя. При необходимости (например, чтобы избавиться от быстрых кредитов) свяжитесь с консультантом, который поможет вам распланировать дальнейшие шаги. 

Начните откладывать деньги в «фонд побега».

Собирайте доказательства. Письма, заметки (скажем, можно вести дневник с подробным описанием происходящего). При любой возможности незаметно делайте аудио- и видеозаписи (да, в некоторых случаях и такие материалы учитываются). Скопируйте с компьютеров и смарт-устройств всевозможные доказательства, которые помогут доказать вину партнера, применяющего к вам насилие.  

  1. Дети 

Если дети слишком малы или не смогут хранить секрет, не говорите им, что планируете уйти. 

Не оставляйте детей мужчине, чтобы вернуться за ними позже. Он может использовать их против вас, утверждая, что вы и планировали бросить своих детей. 

Объясните детям, что они не виноваты в происходящем и ничего плохого не сделали. 

Обратитесь за помощью к детскому психологу – для этого существуют услуги, предоставляемые государством. 

А вдруг он изменится? 

Единицы из проявляющих насилие в отношениях способны впоследствии признать свои проступки и согласны на терапию, которая поможет им измениться. Промните об этом. 

Только перебравшись в безопасное место или точно зная, что вам ничего не угрожает, можно сделать следующие шаги:

  • закрыть общие банковские счета и т. д.;
  • изменить пин-коды для онлайн-банка и банковских карт, своей ID-карты, сервиса Mobiil-ID и т. п.;
  • отнести телефон специалисту, чтобы проверить, нет ли в нем шпионских приложений и приложений для отслеживания местоположения. При необходимости сбросить настройки телефона до заводских;
  • сменить пароли от электронной почты и аккаунтов в соцсетях.
Фото: Аксель Холен, Unsplash

Абсолютно новый мир

Многие моменты, описывающие экономическое насилие, имели место и в моей жизни и актуальны до сих пор.

Отец моих детей работал за границей и получал весьма хорошую зарплату. Во время моего отпуска по уходу за ребенком на моей банковской карте был установлен очень небольшой лимит трат на хозяйственные расходы. Он постоянно следил, на что я трачу деньги. Он критиковал мои расходы в самые неожиданные моменты, например, когда я наконец дождалась приема у стоматолога или купила детям «ненужную» одежду. У меня не было информации о его расходах, а крупные решения он принимал без моего участия. Когда еще во время нашей совместной жизни я хотела взять заем и приобрести себе небольшую квартиру, он поставил крест на этой идее – не хотел уведомлять банк обо всех наших доходах. Список можно продолжать и продолжать. 

Когда я решила уйти из нашего общего дома вместе с детьми, все изменилось. 

У нас не стало дома и сада. Отец детей отобрал у меня машину вместе с детскими автокреслами, алименты поступали по минимуму, и вся наша привычная жизнь развалилась. Он продолжает жить один в большом доме, который мы построили во время совместной жизни. У него остались обе машины и мотоцикл. Квартиры в Таллинне, отремонтированные за время наших отношений, приносят ему пассивный доход, и он не теряет в зарплате, сидя на больничном с заболевшими детьми.

Может быть, мне было бы проще забыть это всё и заново построить свою жизнь, если бы не было детей.
Но у меня долго не укладывалось в голове, как кто-то может так поступать с собственными детьми. 

Насилие процветает в стыде и темноте

Когда я начала открыто рассказывать о своем опыте как жертва экономического насилия и о сложностях, с которыми столкнулась, передо мной открылся совершенно новый мир. Это словно параллельная вселенная, в ней живут и общаются женщины, которых объединяет то, что они ушли из отношений с насильником. Каждая история уникальна, но их истории – словно свитера, связанные из ниток тех же самых цветов. Четыре основных цвета: психическое насилие, физическое насилие, экономическое насилие и сексуальное насилие. У одной в свитере могут сочетаться все четыре цвета, у другой цвет может быть только один, это не так важно. Важно, что каждая из нас без объяснений понимает, как холодно в этом свитере. 

Ни один человек, проявляющий семейное насилие, не ведет себя как чудовище 100% времени. Это могут быть обычные люди вокруг. Коллеги, друзья, родственники, соседи. Поэтому ни в коем случае нельзя говорить, что мы не верим жертве, рискнувшей обнародовать свою историю. Вероятнее всего, она одна из немногих, знающих об уродливой стороне личности насильника, и не остальным решать, что это неправда. 

Что остальным следует сделать, так это вмешаться, предложить помощь, поверить и поддержать. 

Насилие процветает в стыде, тишине и темноте. Значит, надо его высветить, надо нем говорить, и надо поддерживать пострадавших! Для меня единственным способом сохранить рассудок во всей этой ситуации стал активизм.  Мне нужна была цель и знание, что из нашего опыта должно вырасти хоть что-то полезное для других женщин и детей, а из всего этого «худа» должно получиться «добро». Так родилась идея организации MTÜ Emale.

Я не считаю, что для необходимых перемен в обществе каждая женщина должна открыто рассказать свою историю, подписавшись своим именем и снабдив ее фотографией.  К тому же это часто небезопасно. Мы должны научиться верить тем, кто вынужден скрывать лицо, и поддерживать их. 

Эту статью я хочу посвятить всем женщинам, поделившимся своими историями со мной, и всем тем, кому они придадут смелости, чтобы высказаться, попросить о помощи или помочь жертвам насилия. 

Перевод с эстонского: Катя Ламус

2
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также

Cart
  • No products in the cart.