fbpx

Колонка редакции. Есть ли выход из “банкротства доверия” к СМИ?

Illustratsiooni autor Brit Kikas

Октябрь — месяц медиаграмотности и медиакритики, т. е. подходящее время, чтобы взглянуть на сильные и слабые стороны журналистики как четвертой власти с феминистской точки зрения. И здесь по-прежнему есть гендерные перекосы. В СМИ больше слышен мужской голос, ведущими передач на важные темы являются мужчины, в колонках мнений преобладают они же. В то же время женщинам чаще отведена роль жертвы, будь то насилие в семье или война. Крайние консерваторы обвиняют правозащитников в расколе общества, и окно Овертона открывается, делая возможной политическую дискуссию на уровне абсурдного популизма.

Общество держится на доверии, и журналистика играет главную роль в его создании. Международное исследование Edelman Trust Barometer объявило 2021 год годом “банкротства доверия”. По словам профессора Таллиннского университета Катрин Тиденберг, 59 процентов респондентов Edelman Trust считают, что журналисты пытаются ввести людей в заблуждение, либо сильно преувеличивая, либо публикуя ложные заявления. И что вместо заботы об информировании общественности СМИ занимаются распространением идеологий.

Исследователь журналистики Рагне Кыутс-Клемм отмечает, что в рубриках “мнение” на удивление доминируют журналисты. Она считает, что такая тенденция подпитывает  недоверие, поскольку журналисты — профессионалы в полемике и оставляют в тени рядовых граждан, чиновников и деятелей культуры, тем самым внося дисбаланс в пространство мнений. В то же время, как указывает Катрин Тиденберг, никого больше не волнует, «что говорят правительство, СМИ, церковь или, что еще хуже, наука и медицина, потому что сообщения, исходящие от этих институтов, фрагментарны» и ослабляют друг друга. Тиденберг указывает, что в результате раздробленности возникает вакуум, который заполняется потоком противоречивых сообщений.

Людям нужна “медленная журналистика”

Тиденберг описывает, что во время кризиса доверия для оправдания собственного существования часто прибегают к измеримым стандартам. Так пресса поставила себя в зависимость от “экономики кликов”, но сенсационные заголовки продолжают подрывать доверие. Производство таких статей делает работу многих журналистов все более бессмысленной и незначительной.

Информационный шум стал реальной проблемой, потому что, как указывает Кыутс-Клемм, “исследования показывают, что аудитория представляющих крайние взгляды альтернативных СМИ состоит из людей, разочарованных в обществе и других людях. Они меньше интересуются политикой, экономикой, темами общественной жизни и вообще новостями”. Читатели альтернативных медиа (например, Telegram.ee, Objektiiv) отказались от участия в считающейся нормой общественной жизни, потому что от них ничего не зависит. В свою очередь, мейнстрим относится к читателям альтернативных СМИ как к единой массе сексистских экстремистов, тем самым создавая себе условия, позволяющие выглядеть чуть менее сексистскими, время от времени публикуя феминистские взгляды.

Таким образом, массовая журналистика в настоящее время подводит как своих создателей, так и читателей, а также все общество. СМИ вызывают больше доверия, когда в публичных дебатах на равном уровне представлено как можно больше различных точек зрения (включая пол, образование и этническую принадлежность), тексты написаны понятным и хорошим языком, мнения проходят редактуру, а высказывания в эфире сопровождаются пояснениями. Например, если политик называет какие-то новые цифры, журналист должен либо подтвердить, либо опровергнуть их.

Поэтому журналистика должна снизить скорость информационного потока, меньше ориентироваться на клики и предлагать хорошо продуманный и отредактированный контент.

Как представлены женщины?

Средства массовой информации во многом создают картину мира. То, как женщины и мужчины представлены в прессе, отражает их положение в обществе — и влияет на будущее.

Во всем мире женщины остаются главными потребителями медиаконтента: от социальных сетей до телевидения и новостных порталов. При этом, согласно данным Global Media Monitoring Project 2020, основными поставщиками новостей во многих странах являются мужчины. Например, в Эстонии всего 44% женщин-телеведущих и 36% женщин-репортеров. Источниками же информации — людьми, у которых берут интервью — тоже преимущественно являются не женщины, а мужчины: в 75% случаев мы видим интервью с экспертом мужского пола и лишь в 25% случаев пред нами предстает женщина.

На представленность женщин влияет и повестка: то, какие именно новости сейчас актуальны. Глобальный мониторинг медиа, о котором идет речь выше, был опубликован в 2020 году, то есть не захватил ни коронавирус, ни войну в Украине. Но смело можно предположить, что во времена коронакризиса, когда на первый план вышли социальные темы, женщин в медиа стало больше: семейные врачи, медсестры, специалисты по оказанию социальных услуг. Теперь же, когда в Украине разразилась война, на первый план вернулись мужчины с темами обороны, политики, финансов.

Получается, что картину мира, на которую во многом влияют и средства массовой информации, рисуют преимущественно мужчины. Какая же она? В телевизионных сюжетах и статьях новостных порталов женщина чаще всего выступает в роли свидетеля происшествия или рассказывает личную историю. В абсолютном большинстве случаев жертвой какого-либо происшествия в мире окажется именно женщина. Женщины почти не выступают в роли экспертов, редко оказываются агрессорами. Когда журналисты описывают женщин, они часто упоминают их семейный статус, замужем она или нет: причем, речь не только о консервативных и традиционных странах, в Эстонии о семейном положении женщины говорится в 67% случаев, статус мужчины указывают редко.

Отражает ли представленность женщин в СМИ реальность? “Правдива” ли картина, которую рисуют СМИ, “объективна” ли и “нейтральна”? Такой перекос скорее отражает общественные стереотипы, отвечая зеркальной картиной. Особенно ярко это проявляется в условиях, когда мир делится на черное и белое.

Как ориентироваться в бесконечном и очень плотном потоке информации? Возможны ли вообще “правда”, “объективность” и “нейтралитет” в условиях войны? Какую реальность отражает репрезентация женщин в СМИ? Есть ли у СМИ еще надежда на восстановление всеобщего доверия, или будущее за социальными сетями? Должны ли измениться времена, гендерные стереотипы или выбор редакторов, чтобы женщины  тоже могли высказывать свое мнение по наиболее социально важным вопросам наравне с мужчинами?

1
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также

Словарь: Новая этика

Понятие “новая этика” появилось ориентировочно в 1900 году в Германской Империи, взывая к Ницшеанской идее переоценки всех ценностей. “Новая этика”…