Боевые подруги. Важный след двух транс-женщин в истории города Нью-Йорк

Марша П. Джонсон, Джозеф Ратанский и Сильвия Ривьера. Dramamonster, English Wikipedia, CC BY-SA 4.0

Хорошие новости читать легко и приятно. В начале июня 2019 года стало известно, что мэрия Нью-Йорка установит в квартале Гринвич Вилладж памятник, посвящённый пионеркам транс-движения Марше П. Джонсон и Сильвии Ривьере. Локация не случайна. Именно в этом районе города в конце 60-х зародилось ЛГБТ+ движение, которое потом распространилось на всю страну и мир. Появление памятника стало возможным благодаря целому ряду важных обстоятельств, сошедшихся в одной точке в городе «Большого яблока». Летом прошлого года первая леди Нью-Йорка Ширлейн МакКрей, вице-мэр Алисия Глэн, а также представители городского департамента культуры объявили о старте новой долгосрочной арт-кампании «Она построила Нью-Йорк» (She Built NYC). Цель кампании – в рамках общественного искусства показать и продвинуть женщин, которые оставили важный след в истории города.

Несправедливая арифметика

Авторы проекта утверждают, что из 150 монументов, установленных сегодня на территории Нью-Йорка, только пять посвящены женщинам. Цель авторов – сократить эту диспропорцию и довести количество памятников женщинам до половины от всего представленного в городе количества. Подобная решительность возможна и благодаря серьёзной финансовой подпитке из городского бюджета. Мэр Де Блазио готов выделить 10 млн. долларов в ближайшие четыре года на реализацию данного проекта.

Ещё одна причина, по которой идея памятника получила поддержку горожан, стал юбилейный год событий, вошедших в историю как Стоунволлские бунты. И Марша, и Сильвия принимали в них активное участие, а позже, объединившись, основали некоммерческую организацию STAR (Street Transvestite Action Revolutionairies – Революционно настроенные уличные трансвеститы). В то время термин «трансвестит» был в ходу, а более корректный термин «трансгендер» ещё не использовался. Целью организации стала помощь самым уязвимым представителям сообщества транс-людей: молодёжи, бездомным и секс-работникам. Но зачастую люди, обращавшиеся за помощью, сочетали в себя все вышеперечисленные определения. Марша и Сильвия арендовали фургон, сделав его первым в Штатах приютом для ЛГБТ+ людей. Позже им удалось найти для приюта отдельное помещение. Чтобы платить аренду они сами были вынуждены по ночам предлагать секс-услуги.

Разлад в коалиции

Как я уже упоминала в статье «Девочка из нашей коалиции», в зародившемся ЛГБТ+ движении транс-люди были самыми маргинализируемыми. Особенно сильное давление на них оказывали представительницы течения лесбийского феминизма. Показательным моментом этого противостояния стал нью-йорский прайд 1973 года, когда во время одного из массовых мероприятий радфеминистка Жан О’Лири зачитала со сцены манифест об оскорблении женщин мужчинами, использующими женский образ ради развлечения или коммерческой выгоды. И хотя в её короткой речи не было сказано ничего против самих Т-людей, а целью было привлечь внимание общественности к проблеме некорректного восприятия образа и роли женщины, общий контекст сообщения показался транс-людям настоящим вызовом. Стоявшая в тот момент рядом со сценой Сильвия буквально взлетела к микрофону и дала выступающей жёсткий ответ.

Каждая осталась при своём мнении, но следующее десятилетие можно было назвать противостоянием трансгендеров и лесби-феминисток. Первые пытались донести до людей, что трансгендерные женщины как раз и являются женщинами с соответствующим набором прав, идей и потребностей. Вторые же продолжали активно заниматься стратификацией и маргинализацией трансгендеров, считая их своими главными врагами, чьей целью является обманом проникнуть в фем-движения и затушить их импульс изнутри.

Ещё одним важным для Америки фактором является то, что и Марша, и Сильвия являлись представительницами расовых и этнических меньшинств. Марша была афро-, а Сильвия – латиноамериканкой. Общественники подчёркивают значимость этого факта, так как он рушит долго существовавший миф о том, что ЛГБТ+ движение было белым и мужским.

Монумент в награду

Марша и Сильвия прожили яркую, но короткую жизнь, полную борьбы. Долгое существование без места жительства, торговля телом и постоянный стресс не прибавляют человку здоровья. Марша погибла при невыясненных обстоятельствах в июле 1992 года вскоре после завершения прайд-мероприятий. Её тело выловили из вод Гудзона. Официальная версия следствия – суицид, но друзья и соратники с этим согласны не были. В 2012 году трансгендерная активистка Марая Лопез добилась пересмотра дела, и новая версия – убийство.

Сильвия пережила Маршу на десять лет. В 90-е она активно продолжала заниматься правозащитной и общественной деятельностью. Она защищала права ЛГБТ+ молодёжи, а также занималась организацией продуктовых банков. Сильвия умерла от рака печени в 2002 году. Через три года одну из улиц неподалёку от бара Стоунвелл Инн переименовали в её честь.

Нового монумента ждать осталось совсем недолго: никаких бюрократических препятствий нет. Он будет расположен в районе, ставшим для обеих женщин и домом, и одновременно фронтом борьбы за мир, в котором есть место для прав ЛГБТ+ людей, для возможности гендерной самоидентификации и для феминизма не только для цисгендерных женщин.

4
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также