fbpx

Январь. Не культура отмены, а последствия

Иллюстрация: Брит Кикас

В конце прошлого года резонансной темой снова стала так называемая культура отмены. Высказывались мнения, что отмена — это плохо и несправедливо, и что нужно отказаться от таких реакций, «импортированных» из мира социальных медиа, и в нашем культурном пространстве нельзя этого допускать. Отмену описывают как явление, которое подавляет свободу слова и не дает спокойно жить людям, которые уже понесли наказание. Однако в Эстонии так называемыми жертвами культуры отмены считают тех, кто привык к собственной позиции власти и, вероятнее всего, никогда не столкнется с необходимостью поставить себя на место жертвы.  

Давайте же вспомним, что именно спровоцировало последний всплеск дискуссий на тему отмены. 

Осенью 2020 года писатель, бывший радиоведущий и главный редактор Postimees Пеэтер Хельме был признан виновным в совращении несовершеннолетнего. Преступление Хельме состояло в  том, что с самого начала общения в онлайн-чате с 12-летней, по словам собеседницы, девочкой он два месяца рассказывал той, как «клево» и абсолютно нормально заниматься сексом с детьми, даже если они «хнычут» или им больно, и как он сам занимался сексом с восьми- и десятилетними детьми. Пеэтер Хельме назвал это просто «непристойной болтовней» и вместо того, чтобы взять на себя ответственность, продолжал апеллировать к тому, что собеседницей на самом деле был полицейский.  

Летом 2020 года дело прошло все судебные инстанции, и Хельме был окончательно признан виновным и приговорен к году и четырем месяцам тюремного заключения условно с двухлетним испытательным сроком. Пеэтер Хельме не выразил публичного сожаления о своем поступке и не признал его хоть сколько-нибудь предосудительным, аморальным или даже просто неправильным. Со слов суда, он продолжал оправдывать свои действия. Все это было просто игрой и развлечением, от скуки. Под арестом Хельме не был. 

В декабре состоялась презентация новой книги Пеэтера Хельме в клубе Kuku. На мероприятии было множество гостей, пришедших поздравить писателя с очередным достижением. В их числе была Юлле Мадизе, занимающая должность канцлера права — предполагающую в том числе и выполнение задач детского омбудсмена, то есть, защиту и обеспечение прав детей. 

Реакциями на фотографии с мероприятия, опубликованные в соцсетях, были недоумение, критика и вопросы по поводу того, следует ли представителю института, стоящего на защите детей, своим присутствием выражать признание человеку, который в настоящий момент несет наказание за совращение ребенка. Мадизе в ответ на критику объяснила, что остракизм, отмена и самосуд не соответствуют принципам правового государства. И вся эта отмена — не что иное, как попытки дополнительно возложить на человека, который как бы уже понес ответственность в достаточной мере, непропорциональную вину по сравнению с масштабом поступка. 

В поддержку Мадизе выступила Лийза Пакоста, уполномоченная по вопросам гендерного равноправия и равного обращения, посчитав именно этот момент уместным для того, чтобы обсудить защиту отверженных, как жертв, так и преступников, а в конкретном случае как детей, так и растлителей.

По сути Пакоста заявила, что, если бы детский омбудсмен вдруг решила не идти на презентацию книги человека, признанного виновным за педофильские беседы, это было бы дискриминацией растлителя малолетних. Это настолько абсурдная интерпретация  дискриминации, что просто руки опускаются (особенно от человека, который должен разбираться в теме уже согласно своей должностной инструкции). Разве Юлле Мадизе ходит на презентации книг каждого писателя, и поэтому было бы дискриминацией, если бы она не пошла на мероприятие Хельме? 

Эта традиция выступать в защиту влиятельных мужчин почему-то кажется одновременно непонятной, жуткой и знакомой. Почему же?

Потому что мы уже оказывались в подобных ситуациях раз за разом. Например, можно вспомнить, что Тийта Оясоо, который бил руками и ногами женщину, ранее состоявшую в отношениях с ним, Алари Кивисаара, который разбрасывался расистскими анекдотами и шуточками про изнасилование, и Игоря Манга, признанного виновным в домогательствах, общество вовсе даже не подвергло остракизму. Наоборот. После недолгого периода повышенного внимания к своей персоне они продолжают жить как люди, которые пользуются признанием, могут реализовать свои таланты и зарабатывать деньги таким образом. Они популярны, и с их мнением считаются. Не особенно заметно, чтобы кто-то попытался отстранить Пеэтера Хельме от общественной жизни. С того момента, как суд принял решение, прошел едва ли год, а он уже спокойно издает новую книгу, и в его праве это сделать никто не сомневается.

Но публичное выступление в культурном клубе, где помимо прочих собралось немалое количество политиков, писателей и публичных персон, вызывает недоумение. Если растлителей и обвиненных в домогательствах, изобличенных в СМИ, еще как-то можно реабилитировать за нехваткой доказательств вины, то второй подобный случай, когда признанные виновными в преступлении против совершеннолетнего и понесшие условное наказание люди получили бы такую же товарищескую поддержку, как Пеэтер Хельме, сложно припомнить. Так себе «отмена». 

Не являются ли так называемые жертвы культуры отмены на самом деле просто людьми, которые попались на домогательствах и тому подобном, но занимают привилегированное положение в обществе и не привыкли отвечать за свои действия? Не является ли так называемая культура отмены на самом деле ничем иным, как последствиями неблаговидных поступков? Потому что, похоже, ругать культуру отмены у нас начинают, когда нужно отвлечь внимание от сути происходящего и сделать так, чтобы положение того, кто поступил аморально, ни в коем случае не пошатнулось. Может, все же «импортируем» способность нести ответственность?  

Однако может быть, Юлле Мадизе и Лийза Пакоста что-то пропустили, и им сложно оставаться в курсе темы, потому что она настолько масштабная и вопиющая. Почитайте хотя бы собранные на сайте Feministeerium истории под тегом #minaka14, которых мы получили 135 за очень короткий период. Это рассказы людей, которых в детстве подвергали изнасилованиям, домогательствам, растлению или другим издевательствам те, кому и в голову не придет бояться последствий. 

Начинаются онлайн-встречи книжного клуба

Встречи книжного клуба, на которых мы исследуем золотой фонд статей Feministeerium, начинаются 10 февраля.

За годы работы в архиве Feministeerium накопилось множество материалов различных авторов на самые разнообразные темы. В 2022 году мы будем выбирать одну тему на месяц и статью или две, которые стоит перечитать.

Приглашаем вас на онлайн-встречи, где можно поделиться мнением о прочитанной статье, затронутой в ней теме и вопросах феминизма в целом. Тексты порой могут быть эмоционально насыщенными, но обсуждения будут простыми и открытыми, и присоединиться к ним можно каждой! Помимо обсуждения статей, эти встречи задуманы для того, чтобы знакомиться и обмениваться мыслями в комфортном пространстве. Как место, где можно спросить, послушать и поделиться. 

Первая встреча состоится 10 февраля с 19:00 до 20:30 на веб-платформе Zoom. Присоединяйтесь к событию на Facebook, чтобы узнать тему и ссылки тексты для февральского обсуждения. 

Редакционная колонка — это ежемесячный обзор идей и планов коллектива Feministeerium. Остальные ее выпуски можно прочитать здесь.

0
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также

Cart
  • No products in the cart.