О точке соприкосновения прагматичного и идеалистичного активизма

Желание добиться осуществления социальных изменений никогда не было простой задачей. При этом даже не играет роли, о какой теме мы говорим – о правах женщин, охране окружающей среды, правах животных, правах национальных групп или какой-либо иной инициативе, обращающей внимание на структурные проблемы той или иной общественной группы. Весьма медленный процесс изменений проистекает из свойства общества проявлять очень высокую степень жесткости и аморфность, вследствие чего ощутимое влияние любых инициативных групп можно увидеть лишь спустя длительное время, либо в некоторых случаях вообще не увидеть.

В качестве реакции на то, что изменения происходят медленно, и наш выбор при передаче идеи, который может либо ускорить, либо вовсе еще больше замедлить изменения, стало набирающее в последние годы размах движение эффективного активизма. Сосредоточено оно, прежде всего, на результатах, и при планировании стратегий и деятельности ставит вопросы о максимальной эффективности. В процессе коммуникации и планирования стратегий его члены сосредотачиваются на том, что в случае разработки позволит достичь самых больших результатов и больше всего продвинуться в направлении решения проблемы. Это означает, что в некоторых случаях результат этих действий в моральном плане, возможно, и не будет точно тем конечным результатом, который переживающий за дело активист хотел бы выразить в качестве призыва. Вместе с тем, однако, этот более мягкий выбор все же мог бы привлечь внимание гораздо большего количества людей, которые не знакомы с темой, однако начинают задумываться над проблемой.

Более продуманная и разнообразная деятельность

Поскольку сферой моих основных интересов является движение за права животных, в данной статье мне хотелось бы привести примеры именно из этой области, хотя аналогичные вопросы и обсуждаемые темы касаются также и прочих проблем социального права. В контексте глобального движения за права животных очень явно видны проявления эффективного активизма и прагматичного подхода. Этот подход основывается на том обстоятельстве, что движение за права животных активно действовало в течение примерно 45 лет с целью распространения информации о промышленном выращивании животных на фермах и о практике системных жестоких методов, которые применяются в отношении животных на предприятиях мясной промышленности. В то же время, в качестве полноценной альтернативы предлагалось вегетарианство, а также призывы не участвовать и не поддерживать жестокое отношение к животным, осуществляемое в сфере мясной промышленности. К сожалению, на протяжении этого же времени численность животных в промышленной системе неуклонно росло, и сегодня мы находимся в ситуации, когда в пищевой промышленности во всем мире ежегодно забивается примерно 70 миллиардов способных испытывать эмоции животных. Следовательно, необходимо пересмотреть прежние стратегии и применить продуманный подход к темам.

Важной задачей, например, прагматичного активизма Эстонии является придание большего разнообразия идеям и тезисам движения за права животных с целью сознательного обращения к более широким слоям населения. Одни и те же идеи воздействуют не на всех одинаково, поэтому мы стараемся проявлять разумный подход. Тем, кто заинтересован в окружающей среде, мы приводим экологические аргументы, с интересующимися вопросами самочувствия говорим на касающиеся здоровья темы и любителям животных рассказываем о благополучии животных. Мы не можем одним щелчком пальцев изменить менталитет людей и убедить их больше ценить животных, в одночасье заставить их изменить свое отношение к этому вопросу. Однако используя иные аргументы, можно найти общий язык и причины, учитывая которые, изменение своих потребительских привычек показалось бы хорошей идеей также и тем, кто пока еще не согласен с правами животных.

Другим уровнем в постановке идей является принятие во внимание того факта, что большинство людей не готовы к большим изменениям. Здесь эффективные активисты опираются на психологические исследования – чем меньше то, о чем мы просим человека, тем больше вероятность того, что он это сделает. Более широкий призыв движения защитников прав животных к обществу предполагает достаточно значительные изменения применяемых в настоящее время способов производства. Ведь животных используют не только в пищевой промышленности, но и как сырье для косметической продукции, а также в качестве участников развлекательных мероприятий. Их использование (часто также и их непосредственное умерщвление с целью получения того или иного продукта убоя) глубоко укоренилось в общественном устройстве. Таким образом, приходится с грустью признавать, что один из важнейших инструментов борьбы за права животных – веганство, способствующее продвижению к обществу, в котором считаются также и с правами животных, сейчас еще является чем-то таким, что предполагает осуществление индивидом очень значительных практических изменений в своей жизни. Хотя веганство в современном обществе с моральной точки зрения – это во всех отношениях обоснованный, разумный и необходимый подход, однако нельзя не учитывать то, что сейчас его осуществление – достаточно сложная задача, поскольку мы живем в обществе, где потребление продуктов животного происхождения является устойчивой нормой.

Необходимо оценить каждый шаг

Исходя из этого, в дополнение к подходу «все-или-ничего» более прагматичной является возможность призвать людей к применению более мягких и разумных методов сокращения потребления продуктов животного происхождения. Убедить их быть «настолько веганами, насколько возможно», то есть, например, готовить дома еду для веганов, а если за праздничным столом у друзей такой еды нет, то ничего страшного не случится, и можно довольствоваться иными блюдами. Важно двигаться дальше от бинарности, которая заставляет людей думать, что если я не могу быть на 100% веган, то мне вообще нет смысла напрягаться и сокращать потребление мяса. В нынешней критической обстановке следовало бы оценить каждый шаг, который люди делают в направлении лучших решений. В психологии известен также подход позитивного расширения возможностей и укрепления потенциала – поддерживая и одобряя положительные шаги человека, мы тем самым всегда добьемся значительно лучших результатов, чем сосредотачиваясь на всем том, чего они не смогли изменить в своей жизни.

Аналогичный подход можно применять также и относительно иных тем, касающихся социального неравенства. Можно соответствующим образом отрегулировать коммуникацию и сообщения, чтобы учитывать осведомленность собеседника на данный момент и не осуждать его за то, что он еще не успел ознакомиться со всей касающейся равноправия литературой и различными подходами, а использовать возможность поднимать эти темы в дружеской атмосфере. Для активиста утомительно и скучно постоянно попадать в такие схожие дискуссии, в которых люди, не знакомые с темой, выдвигают одни и те же аргументы, основанные на недостаточной информированности.

Вместе с тем, глядя на саму себя, я также вижу, как кардинально изменилось мое отношение к подобным ситуациям. Но если я с пониманием и сочувствием отношусь к жизненному опыту таких людей и осознаю, что они, вероятно, никогда прежде не сталкивались с соответствующей информацией, например, с различными бытующими в феминизме мнениями относительно гендерной темы, то кажется значительно сложнее сразу же объявить ситуацию докучливой. В равной степени это можно сказать и обо мне – на протяжении почти 11 лет я как веган слышала комментарии различной степени невежества относительно своего питания, однако теперь они вообще не волнуют меня. Я вижу ситуацию, скорее, в положительном свете, и есть надежда, что после беседы у некоторых все же останется лучшее впечатление о веганах, когда я сознательно пытаюсь уменьшить возникновение известного в психологии эффекта обратного действия.

Один пример из практики, возможно, поможет разъяснить теоретическое толкование

В ходе недавней беседы с друзьями-мужчинами возникла одна из типичных разжигающих страсти тем – растительность на теле человека. В применении к женщинам на эту тему наложено весьма серьезное табу, вследствие чего распространение получили странные мифы, о которых также зашла речь в ходе беседы. Вместе с тем, нельзя утверждать, что в применении к мужчинам решение вопроса об их растительности тотально принадлежит им самим, поскольку социальные нормы, непременно, вмешиваются и здесь. Во всяком случае, друзья-мужчины, которые, в общем, достаточно толерантны, заговорили о женщине-кассире, у которой на лице росли волосы, и весьма конкретно выразили свое мнение: «Пусть сбреет! Почему она ходит в таком виде?». К тому же, большой неожиданностью для них стало известие о том, что существует довольно большое количество женщин, решивших, например, не брить волосы на ногах или подмышки, поскольку они не чувствуют необходимости соответствовать нормам красоты, предполагающим, что эти места у женщин всегда должны быть гладкими и выбритыми. Как феминистка, я поддерживаю право каждой женщины самой выбирать и принимать решения относительно того, что делать со своим телом, растительностью и внешним видом, и, безусловно, не предполагаю, что удаление волос является чем-то таким, что в применении к женщинам следует воспринимать как само собой разумеющееся.

В то же время, в ходе этой беседы я поняла, что мои партнеры по дискуссии не в курсе того, сколь обычным явлением является растительность на теле женщин. В круге их знакомых женщины весьма основательно предупредили любую возможность возникновения ситуации, при которой кто-либо мог видеть их в «естественном виде». И, хотя комментарии относительно растительности на лице кассирши показались мне настолько неподобающими, что даже захотелось резко ответить на них, такую реакцию нельзя назвать правильным подходом, когда целью является желание расширить представление друзей о том, что не все женщины исходят из одних и тех же идеалов красоты. Благодаря спокойному и нацеленному на последующее разъяснение подходу, который начался с того, что я открыто и, стараясь глубоко вникнуть в суть, выслушала их рассказ, желая понять их мнения, такой ход беседы оказался в существенной мере более эффективным по сравнению с тем, если бы я, дав волю первым эмоциям, в ответ на унижающее отношение к свободе выбора женщин послала бы их куда подальше. В результате такой реакции они, вероятно, так и не поняли бы, что я вообще осуждаю.

Я не могу сказать, что подобных ситуаций всегда можно избежать. В некотором отношении они являются существенной и характерной частью жизни, однако эмоциональная интеллигентность и открытое желание выслушать – это, безусловно, та способность, при развитии которой каждый активист сможет наиболее результативно вести беседы на успешные для себя темы. Конечно, при условии, что собеседник также спокойный человек.

В центре внимания – результативность социального движения

Это означает научный подход к целевым группам, кампании и девизы которых направляются, а также последующую оценку того, были ли достигнуты желаемые результаты. В некоторых ситуациях не очень хорошая мысль предлагать идеи, которые, хотя и могут быть верными, но в части воздействия, скорее, подливают масла в огонь и не помогают развиваться в лучшую сторону.

Что же касается темы прав животных, то хорошей практикой также является не выкладывать сразу же на стол все ударные фразы о неэтичности эксплуатации животных. Несмотря на то, что тем самым мы представили с моральной точки зрения всесторонне обоснованные аргументы, которые соответствуют основным идеям прав животных, но с другой стороны эти доводы так далеки от обычного и характерного для большинства людей понимания соотношения между животными и различными сферами жизни, в которых они используются, что это скорее создаст раскол в беседе, чем укрепит совместное обсуждение. Более эффективным будет, скорее, поиск общих пониманий и сосредоточенность в ходе беседы одновременно только на одной теме дискуссии. Открытость и готовность слушать, а также дружелюбие – важные ценности, благодаря которым о нас и о нашей теме остается благоприятное впечатление, способствующее возникновению положительных ассоциаций. И, хотя нерационально по одному человеку судить о мировоззрении в целом, к сожалению, все мы это делаем, и такой подход является частью психологии человека, его способностью справляться с решением жизненных задач. Таким образом, более результативным решением кажется просто намерение учитывать это свойство в своих действиях.

 

Невозможно быть всегда достаточно хорошим для всех

Прагматический подход и эффективную коммуникацию, естественно, можно критиковать. Подвергающиеся давлению группы и их представители вследствие своего общественного положения постоянно испытывают определенные эмоции, и их подавление, учитывая душевное здоровье, не является хорошей идеей. Это нечто такое, о чем на основании своего в некоторой степени схожего опыта осведомлены как веганы, феминисты, борцы против расизма, так и члены ЛГБТ-сообщества, это ощущение того, что ты постоянно недостаточно хорош или нормален.

Забота о своем душевном здоровье людей, принадлежащих в обществе к маргинализированным или подвергающимся унижению группам, или для активных борцов за права этих групп – это крайне важная тема, которая недостаточно широко рассматривается. Однако здесь я все же вижу определенные возможности для компромисса. Когда мне, например, до смерти надоедают шуточки про «бекон» и вопросы типа «почему ты ешь только траву» или же когда тебя постоянно перебивают на встречах, поскольку молодого лидера женского пола серьезно не воспринимают, то мне хочется точно так же активно проявить свои эмоции. Однако я решила делать это вместе со своими единомышленниками, то есть, разговаривая с другим прагматичным веганом или феминистом. Если бы я выплескивала эти эмоции на людей, не разделяющих мое мировоззрение, то к концу дня все мы проиграли бы. Какой-нибудь другой человек чувствовал бы себя плохо, мое мнение приобрело бы нехороший привкус и мне самой, вероятно, было бы стыдно за то, что вместо спокойного обсуждения я позволила злости или иным разрушительным эмоциям овладеть собой.

Важен реальный выбор

Как прагматичный подход, эффективную коммуникацию в качестве образа мышления, так и представленные мною мнения называют tone policing, иными словами, я стала объектом критических выпадов, суть которых заключается в следующем: прекрати делать мне замечания относительно того, как я должен вести себя. Должна заметить, что я не разделяю этого мнения. Мои личные цели и план действий по переустройству мира на оставшуюся часть жизни сфокусированы на эффективности, и одним из его отправных пунктов является постоянная учеба, чтение, саморазвитие. Таким образом, в личном плане я отношусь открыто к обратной связи, нацелена на способность к обучению, чтобы свои коммуникационные навыки и построение стратегии сделать еще более продуманными. Что же касается улучшения положения животных, то тут приходится смотреть правде в глаза – мы имеем дело с общемировой и сверхмасштабной темой, решение которой должно тем более учитывать состояние общества на настоящий момент. Ввиду критичности ситуации важно выбрать инструменты, которые эффективно и реально будут способствовать улучшению обстановки.

И в заключение, важно улучшить рассмотрение социальных тем на общественном уровне, и более серьезно относиться к представлению о связанных с равноправием темах. Повышение осведомленности должно способствовать также и созданию более широких и удобных возможностей для того, чтобы сделать реальный выбор, чтобы общество стало лучшим местом как для различных групп людей, так и для животных. Кроме того, можно и самим ежедневно делать более разумный выбор. Осознавая важность хорошей коммуникации и интересуясь эмоциональной интеллигентностью, все мы, вероятно, смогли бы усовершенствовать свой активизм.

5
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также

Маша Гессен: Трамп обещает привести нас назад в воображаемое прошлое, где белый мужчина обладает безраздельной властью

На состоявшейся в нынешнем году конференции имени Леннарта Мери в серии дискуссий Открытого фонда Эстонии «Голоса России» выступила Маша Гессен,…