Оправиться от сексуального насилия можно, если помнить

Фото: Кэт Джей / Unsplash

В 2018 году в одной из передач «Suud puhtaks» («Поговорим начистоту»), посвященной сексуальному воспитанию дошкольников, одна участница сказала, что, если бы она получила сексуальное воспитание вовремя, то не стала бы жертвой сексуального насилия в детстве. Так появилась мысль о создании в Эстонии групп поддержки для взрослых, переживших в детстве сексуальное насилие.

Спустя некоторое время меня познакомили с Кеэте Янтер из организации помощи жертвам преступлений «Ohvriabi», и в результате плодотворного сотрудничества в августе 2019 года начала работу первая группа поддержки для людей, пострадавших от сексуального насилия в детстве. 

Сегодня, благодаря поддержке и финансированию департамента социального страхования в целях помощи жертвам преступлений, таких групп в Эстонии уже действует семь. Четыре из них работают в Таллинне (в том числе одна русскоязычная), две в Тарту и одна в Пайде. Количество участников всех групп вместе – 76 человек. Каждую неделю в группы за помощью обращаются еще двое-трое человек. Кажется, что 76 – это много, но на деле это только верхушка айсберга. В книге Карин Дюхр «Стеклянная девочка» утверждается, что каждый десятый житель Дании хоть раз в жизни подвергался сексуальному насилию. Поневоле возникает вопрос, насколько жители Эстонии в таком случае отличаются от датчан, и какой эта цифра могла бы быть в Эстонии.

Справиться с последствиями сможет только тот, кто говорит 

Чтобы прийти в группу, нужна смелость, потому что жертв мучает как страх, так и чувство вины и стыда. Смелость регулирует страх и загоняет его в определенные рамки. 

To see the Aside click here.To hide the Aside click here.
В работе группы поддержки для жертв сексуального насилия можно принять участие, написав на адрес tugigrupp555@gmail.com.

Адрес группы на русском языке: rus.gruppa1@gmail.com.

Обратиться в группу может любой человек, достигший 18 лет. Верхней границы возраста для участия в группе не установлено. Мужчины также могут обратиться за помощью в конфиденциальном порядке.

Смелость понадобится, чтобы связаться, написать письмо, согласиться на беседу и прийти на встречу группы. Всё это – словно ступеньки на лестнице смелости, по которой нужно взобраться вверх к выздоровлению. Одна ступенька – смелость поделиться своей историей с близкими, супругом, партнером, другом – приведет к пониманию, помощи, поддержке. Близким станет ясно, почему вы странно себя ведете в определенных ситуациях. Почему вы вздрагиваете, когда кто-то неожиданно кладет руку вам на плечо (как будто насильник неожиданно подошел сзади), почему отказываетесь от подарков (когда вы получали подарок за каждый случай насилия), панически боитесь запертых дверей (потому что дедушка всегда запирал дверь изнутри) или раковины (в которой вас раз за разом топили, если вы не соглашались), и так далее. Если вы найдете смелость рассказать кому-то одному, то потом сможете рассказать и другим. 

Когда вы найдете в себе силы говорить, вы получите профессиональную помощь психолога или психотерапевта, которые могут подобрать адекватное лечение, только если будут знать истинную причину подавленности, депрессии или попыток суицида. Важно признаться и себе, в чем действительно причина того, что вам «плохо». А после того, как вы расскажете свою историю, окажется, что реальность прямо противоположна тому, что вам в детстве говорил насильник – люди не отвернутся от вас, а наоборот, поймут и поддержат. 

Другие жертвы сексуального насилия поймут 

Смелость – это рисковать и действовать вопреки страху. А страх может быть такой, что рассказ в группе о произошедшем приведет к новой травме, к ухудшению самочувствия. На самом деле во время вашего рассказа в группе вас будут окружать товарищи по несчастью, которые поймут вас с полуслова, потому что говорят «на том же языке». Они найдут правильные слова, чтобы подбодрить, и хорошие советы. 

Одна участница откровенно рассказала свою историю и сквозь слезы добавила, что у нее нет никого, кто мог бы помочь и поддержать. Ее муж понимает, но ему не хватает навыков. В поезде по пути в Таллинн я получила сообщение от ее одногруппницы, которая попросила передать свои контактные данные, желая поддержать эту участницу. Именно так это и работает!

После истории Кадри в передаче «Pealtnägija» («Свидетель») в течение пары дней пришли десятки писем от жертв, которым придала смелости именно эта бесстрашная женщина. Кадри их героиня, пример для них. И она не одна такая смелая – например, в 2019 году одна из участниц таллиннской группы дала интервью газете Eesti Päevaleht. Именно эта история вдохновила Кадри на то, чтобы связаться с журналистами. 

Темы сексуального насилия над детьми и инцеста до сих пор весьма табуированы. Кто-то говорит, что не читает такие статьи, потому что это неприятная тема. Действительно, каждый волен выбирать, что читать. Но можно ли жить, игнорируя всё неприятное в жизни, как если бы его не существовало? 

Сосед прочитал статью про инцест и сказал, что у нас тут таких жертв точно нет, он о таком не слышал. И действительно, получается, нет, раз не слышал? Жертва ведь не пойдет рассказывать о произошедшем всей улице – этому помешает чувство вины и стыда. 

Фото: Джен Теодор / Unsplash

Нужно повышать информированность общества о том, что говорить о произошедшем насилии – это не табу; об этом нужно говорить, нужно обращаться за помощью и призывать виновников к ответственности, если это еще возможно. 

Помимо участия во встречах группы многим для выздоровления требуется профессиональная терапия у психотерапевта или клинического психолога. К сожалению, эти услуги далеко не всем по карману, а очереди длинные. К тому же не все психотерапевты обладают достаточным объемом знаний для работы с последствиями сексуального насилия. 

Из бесед с участниками групп стало ясно, что, если жертвы открываются психологу, но не находят понимания и не получают помощи, многие снова «наглухо закрываются». 

Где они были раньше? 

Под статьями о сексуальном насилии в СМИ часто появляются комментарии в духе «А почему она только сейчас об этом говорит? Где он был раньше?» и тому подобные. 

Но ребенок ничего не рассказывает, потому что не знает, как об этом говорить. Ему запрещено называть половые органы своими именами, потому что это гадко. И как же он тогда сможет рассказать о произошедшем, если нет слов, которыми это можно выразить? Например, дедушка «потрогал внучкин персик». Но, если ребенок скажет это маме, как она это поймёт? Что у внучки действительно был персик, а дедушка его потрогал? 

На основании предварительных собеседований с теми, кто обратился в группу, я могу сказать, что 23 из 41 опрошенного пережили сексуальное насилие в возрасте до 6 лет, что очевидно указывает на крайнюю необходимость сексуального воспитания дошкольников. Противники могут говорить что угодно, но рассказанное жертвами – аргумент в пользу сексуального воспитания. 

Или же ребенок не говорит, потому что его заставили молчать. «Если ты об этом расскажешь, меня посадят в тюрьму, и вся семья будет голодать», «тебе все равно никто не поверит», «мама очень расстроится, ты этого хочешь?» или «я убью твою мать» и так далее. 

Жертва не обязана общаться с насильником

Следует как можно скорее принять закон, позволяющий детям и подросткам обращаться за психиатрической помощью, не спрашивая разрешения у родителей. Он крайне необходим, если судить по статистике на основании проведенных мной собеседований, из которых выяснилось, что в 24 случаях из 41 насильниками были члены семьи жертв, не говоря о том, что на момент преступления все пострадавшие были несовершеннолетними. 

И даже если ребенок рассказывает о произошедшем, ему часто не верят – именно поэтому большинство случаев получает огласку, когда жертва уже взрослая. Таким образом возникает ситуация, которую упоминают и сами жертвы: этот насильник и сегодня разгуливает по улицам и ищет новую жертву, потому что чувствует свою безнаказанность. Их и нельзя наказать из-за срока давности преступления. 

Во время собеседований также выяснилось, что в некоторых случаях мать знала о происходящем, но ничего не сделала, став, таким образом, соучастницей преступления. Через много лет эти же матери продолжают травмировать своих уже взрослых детей, требуя от них общения: «почему ты не звонишь?», «тебе на меня наплевать», «почему ты меня не любишь?», «ты должна ко мне приехать». Тем временем отец-насильник по-прежнему живет с матерью. Какая запредельная жестокость! 

Жертва ни при каких обстоятельствах не обязана общаться с насильником или соучастником сексуального насилия, поскольку каждая такая встреча приводит к ревиктимизации. 

Если вы стали жертвой сексуального насилия в детстве, соберитесь с силами и обратитесь за помощью. Напишите на адрес tugigrupp555@gmail.com или в русскоязычную группу, rus.gruppa1@gmail.com. Обратиться в группу может любой человек, достигший 18 лет. Верхней границы возраста для участия в группе не установлено. Мужчины также могут обратиться за помощью в конфиденциальном порядке – помимо чувства вины и стыда их часто преследует страх, что их заклеймят как гомосексуальных в случае огласки пережитого ими сексуального насилия. Вы не одни – вам помогут! 

Статья также вышла в специальном вкладыше на тему сексуального здоровья в газете Eesti Päevaleht 28.11.2020.

 

2
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также

Декабрь: время переобуваться

В последнее время нам кажется, чтобы защищать чьи-то интересы в Эстонии, общественной организации нужно зарегистрироваться в качестве церкви. Мы надеемся…

Cart
  • No products in the cart.