Выбирай одно из двух – очарование и боль гибридной самоидентификации

Как-то так получилось, что работая в довольно закрытой среде, я имею привычку если не здороваться, то хотя бы улыбнуться нашим уборщицам. Если я работаю с ними в одном здании, то, конечно же, здороваюсь, если нет, то просто вежливо киваю.

На пару дней я оказалась по работе в новом здании, так как больше некого было послать. Прохожу по коридору мимо уборщицы, улыбаюсь и иду дальше. Через некоторое время захожу в туалет, и она там же – протирает зеркало. Я пытаюсь быстро развернуться, чтобы не мешать ей работать, а она мне вслед кричит по-русски:

«Что такое?»

Я начинаю виновато: «Ну, вы работаете, я потом.»

Она на это отвечает: «Да ну, я уже всё протерла».

Потом она переспросила, работаю ли я тут, и я объяснила, что нет, просто все болеют, и я тут на подмене. Она отвечает: «Да, смотрю, там все эстонки, а у девушки русское лицо».

Я из русскоязычной семьи, родственников в Эстонии нет (с теми, которые живут за пределами страны, я не общаюсь), и училась я в эстонской школе. Вдобавок ко всему, никто в семье никогда не считал себя русским/русской. Поэтому для меня моменты, когда меня без задней мысли называют русской, слегка выбивают из равновесия. Да? Нет? Оба варианта одновременно годятся.

«Базовые» и «небазовые» группы

Понятно, есть маркеры, которые указывают на то, что человек не принадлежит к базовой группе: имя, лицо, манера одеваться и т.д. В контексте Эстонии к базовой группе относится, например, гетеро-мужчина по имени Лаури, и есть небазовая группа под общим названием «русские». Причём, кем бы ты сама себя не называла, для всех ты будешь русской.

И тут всё становится ещё сложнее. То, как ты сама себя обозначаешь – это политический акт, однако этого мало. Очень часто, чтобы попасть в «русскую» группу, надо пройти испытания. Откуда твоя бабушка? А какая столица Якутии? А скажи что-нибудь по-грузински. Каждый раз одно и то же. С обеих сторон.  Если подумать, то какая разница? Ведь это лишь слова. Ну, будет народ думать, что ты латышка, а не украинка, в тебе от этого ничего не изменится.

Да, этническая самоидентификация – сугубо личное дело. Мы сами создаем эту идентификацию, однако важно, чтобы и другие признали ее. То же самое можно сказать и об имени. Если ты сама решила, что всё это тебе надоело, поэтому ты пошла в нужную инстанцию и поменяла имя, – это одно. Но если все вокруг уверенно называют тебя не тем, кто ты есть, то это совершенно другая ситуация. Имя может не нравиться (мое мне не очень нравится), но через него мы становимся теми, кто мы есть. Не иметь контроль над своим именем – значит потерять контроль над большой частью того, кем ты являешься.

Национальность как культурная самоидентификация

Самоидентификация, будь то политическая, сексуальная или этническая, важна. Не потому, что, как утверждают националисты, она сообщает нечто фундаментальное о другом человеке, а потому, что это часть твоего контекста. По многим параметрам у меня нет права называть себя армянкой, однако мы с сестрой выросли, зная, что являемся армянами, пусть хотя бы и отчасти.

Это знание так же повлияло на наше формирование, как и то, что мы получили эстоноязычное образование. Национальность уже давно, да и изначально не была связана напрямую с кровью, она  обозначает, скорее, языковую, географическую и культурную принадлежность. Благодаря нашему образованию мы могли бы называть себя эстонками, но есть опасение, что этого недостаточно.

Отчасти вся проблема связана с фактом, что наше культурное пространство ещё не научилось быть гибридным, и мы не привыкли к идее о личности, составленной из радикально «разных» частей. Я с радостью рассказываю о своей разнообразной родословной, но всегда останавливаюсь, когда меня спрашивают «Так ты кто?». В последнее время начала называть себя мхом – неким гибридом без корней.

Самое важное, что я не одна такая, и моя семья не единственная. Мы будем без проблем функционировать в обществе, не это показатель. Просто если часть нашего контекста игнорируется, то это вызывает боль, обиду, злобу и даже стыд. Как я могу решить, какая часть моего контекста важнее всего? Как я могу обладать чем-то от моей прабабушки, если я решила, что эта часть не имеет для меня значения? Поэтому, пока мы не остановили менталитет «Вот сейчас выбирай, ты А или Б», такого как я «мха» будет становиться только больше.

0
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также