Стыдные вопросы о ЛГБТ+

Иллюстрация: Надежда Андреева

София Дельвер пообщалась с активистом ЛГБТ+ и правозащитником Юрием Йорским, чтобы задать стыдные вопросы о ЛГБТ+ комьюнити.

На заседании, прошедшем в января 2021 года, Рийгикогу не поддержало проект постановления об организации референдума по вопросу понятия брака. За принятие постановления проголосовали 26 депутатов Рийгикогу, против – 49 депутатов.

49 голосами «за» (48 «против») пленарное заседание Рийгикогу приняло решение правления Рийгикогу о полном отклонении протестов, поступивших на процесс производства по проекту постановления Рийгикогу «О проведении референдума по вопросу понятия брака» (288 OE). 

Как ты отреагировал на это? 

Обсуждал эту тему с моим партнером Антоном. Конечно, я обрадовался, но это не окончательная «победа добра над злом». В долгосрочной перспективе, это показывает, в каком направлении будет двигаться Эстония в отношении этого вопроса. У меня остаются сомнения, будет ли принят закон о всеобщем праве на брак.

To see the Aside click here.To hide the Aside click here.
К сведению: согласно исследованию Центра по правам человека, отношение жителей Эстонии к геям и лесбиянкам за последние годы улучшилось, однако более половины населения Эстонии все же считают гомосексуальность совершенно или скорее неприемлемым явлением. Разница в отношении прежде всего зависит от возраста, родного языка и уровня образования.

Что это значит для сообщества?

Создается большее поле для дискуссии. Есть «мы» (ЛГБТ+ и союзники), «они» (консерваторы и те, кто их поддерживают) и «серая зона», то есть люди, у которых все еще не сложилось четкого мнения по этому вопросу. Так вот, во время всей этой неразберихи, какая-то часть людей увидела откровенную манипуляцию общественным мнением, и встала в защиту фундаментальных прав человека.

Почему в отношении прав ЛГБТ+ сообщества продвижения идут так медленно? 

Массовая поддержка консервативных устоев исходит от гомофобии, диктуемой нашим восточным соседом. То, что Эстония по своему геополитическому расположению имеет влияние России — негативно сказывается на убеждениях в отношении ЛГБТ+ людей.

В середине лета 2020-ого года в Эстонии прошла ЛГБТ-неделя. Как объяснить человеку, который совсем не поддерживает сообщество, зачем нужны прайды? 

Первое, это нужно, чтобы показать, как нарушаются права отдельно взятого человека из комьюнити. Как например буллинг, перерастающий в насилие. Молодой гомосексуальный человек, не знающий о своих правах, абсолютно не защищен в данной ситуации. Он должен понять, что он не один, и что есть поддерживающие его люди, которые помогут в данной ситуации. 

Но еще больше нашему обществу необходима осведомленность об ЛГБТ+, солидаризация, видимость и диалог о существующих проблемах. 

Что прайды несут в общество?

Уже очень долгое время прайды не несут исключительно ЛГБТ-повестку. Прайд — это борьба за равенство и свободу всех людей. Это манифестация за открытость, публичность, проявление любви во всех ипостасях. Нужно выходить, чтобы показать, что вы поддерживаете идею толерантности, и вы четко понимает, что мои права заканчиваются там, где начинаются права другого человека. Ведь если сегодня дискриминируют ЛГБТ+, то завтра, вполне возможно, будут дискриминировать тебя по любому другому признаку, если ты будешь не угоден «большинству» по своим взглядам и убеждениям. 

В опубликованном 16 октября прошлого года интервью программе «вТРЕНДde» русской редакции Deutsche Welle (уже бывший) глава МВД Эстонии Март Хельме, заявил, что необходимо узаконить брак как союз «между одной женщиной и одним мужчиной, и никак иначе. Помимо этого, он посоветовал всем представителям комьюнити уехать в Швецию, где к ним относились бы более лояльно, добавив, что сам относится к представителям ЛГБТ+ сообщества крайне недружелюбно. Как ты относишься к его высказываниям?

Начнем с того, что снова цисгендендерные гетеросексуальные мужчины рассказывают всей стране, как каждому и каждой из нас жить. Я не буду останавливаться, и анализировать корни таких высказываний. Я лучше скажу, как я рад, что наша президентка настроена либерально, поэтому Керсти Кальюлайд выступила с инициацией отторжения Хельме с поста, ссылаясь на его дискриминационные и призывающие к расслоению общества заявления.

Чего боятся представители консервативных партий?

Из-за борьбы за голоса выборщиков, представители консервативных партий направляют вектор своего мышления  в мифы и стереотипы. А в нашем обществе — это прежде всего касается прав женщин, ЛГБТ+, и/или мигрантов. Они объясняют свои позиции с точки зрения устоявшихся стигм, и не предоставляют адекватного пути решения дискриминации и расслоения общества. Существующая партийная система сформирована таким образом, где за громкими высказываниями может стоять банальная борьба за голоса выборщиков и за привилегии, которые это принесет. 

Мне кажется, что концепция более правового, либерального общества пугает радикалов своей новизной. Мы не говорим, что права ЛГБТ+ это новая тенденция, ведь  общество уже на шаг (и не на один!) ближе к диалогу о равноправии. Но политики из консервативной партии используют разменную карту «толерантности», чтобы указать на кого-то пальцем, обвинив их во всех проблемах. 

Фото из личного архива Юрия Йорского

Какие проблемы есть у представителей ЛГБТ+ в Эстонии?

Начнем с того, что ЛГБТ+ это не устоявшееся движение. Часто внутри сообщества нет единства мнения. И те, кто хотят что-то делать или менять в Эстонии во благо ЛГБТ+, могут не получить поддержку самого сообщества. Последние акции были незначительно большие по количеству участников и участниц. Многие люди из ЛГБТ+ были против, чтобы идти в поддержку на всеобщее право на брак. «Зачем выходить на улицы и обсуждать это?» — Ребята, давайте просто покажем друг другу, что мы вместе и готовы бороться за свое счастье.

Ключевой проблемой для всего сообщества я все еще вижу низкую осведомленность населения о разнообразии гендерных идентичностей и сексуальных ориентаций. Комплексное сексуальное образование в школах могло бы помочь с этим.

В Эстонии законодательно запрещена дискриминация по признаку сексуальной ориентации в сфере трудоустройства, социального обеспечения, образования, а также сфере закупок… Почему в законах не закреплена гендерная идентичность?

Мне трудно ответить на этот вопрос. Договорные органы ООН уже неоднократно обращали внимание правительства Эстонии на этот вопрос. Надеюсь, это скоро изменится.

С 1998 года при Министерстве социальных дел существует комиссия по смене пола. Почему права трансгендеров в Эстонии не регулируются?

Законодательно процедура узаконена, однако она все еще очень дискриминирующая по своей сути. В Эстонии чтобы подать документы для юридического изменения пола, не нужно проходить стерилизацию, не нужно разводиться со своим супругом или супругой. Но все еще нужно проходить эту комиссию и «доказывать» им свою гендерную принадлежность. Я считаю, что это абсурд.

Что может сделать каждый человек, чтобы понять ЛГБТ+ немного лучше?

Я думаю, просто интересоваться темой, заниматься самообразованием, расширять свой кругозор. Могу порекомендовать каналы YouTube Gender Z, Карена Шаиняна, смотреть видео о вопросах ЛГБТ+ комьюнити. А если у вас есть знакомые из сообщества, просто общайтесь и задавайте интересующие вас вопросы напрямую. Принимайте участие в Живой библиотеке. Пишите мне, в конце концов 😉

 

1
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Cart
  • No products in the cart.