Демон носит шляпу

Фото Frank Uyt den Bogaard для Unsplash

11 мая 1945 года.

Три дня назад подписан акт о капитуляции Германии. Местами в Европе ещё продолжаются боевые действия, но официально война на континенте закончилась. Помимо миллионов погибших, массовых разрушений и в клочья разрушенного уклада жизни, есть ещё одна серьёзная проблема, которая в отличие от вышеперечисленных только начинает поглощать умы людей.Эту проблему нельзя пощупать, но можно ощутить. Речь идёт о психическом здоровье людей. Война стальным танком прошлась по психике европейцев, не обращая внимания на государственные границы и военные блоки. В самой трудной ситуации с точки зрения психологии оказались немцы. Проигравшие, обманутые, потерявшие всякие ориентиры и лидеров, получившие в итоге полное разрушение своего государства и экономики.

В этот день в Швейцарии, на островке мира и стабильности, известный психиатр Карл Густав Юнг даёт интервью журналисту газеты Die Weltwoche. Тема интервью актуальная – психологическое состояние немцев и пути их излечения от последствий проживания в условиях нацистского режима (различные источники заявляют о разном отношении Юнга к нацизму. Какие-то утверждают, что ученый симпатизировал нацистскому режиму, другие источники это опровергают). Интервью вышло под названием «Обретут ли души мир?» («Werden die Seelen Frieden finden?»). В нём Юнг и журналист обсуждали такие понятия, как коллективная вина, управление умами масс и демоническая природа человека. По мнению Карла Густава, демоны никуда не исчезли, не остались в легендах и сказках: по ходу познания человечеством мира и де-демонизации природы они переселились в самих людей и заполнили их бессознательное. Теперь они управляют ими посредством их же страхов. Власть нацистов оказалась возможной, потому что демоны смогли завладеть умами большого количества людей.

Как же так получилось?

На мой взгляд, это одна из важнейших общенаучных статей, опубликованных в прессе послевоенной Европы. На вопрос журналиста о том, как же так получилось, что немцы и австрийцы попали под каток нацизма и влияние демонов, а швейцарцы, тоже германский народ, смогли этого избежать, психиатр ответил, что швейцарцев спасла относительная малочисленность и их природный индивидуализм, закреплённый на практике в виде государственного конфедерализма.

«Авторитарные режимы и радикальные политики не заинтересованы в воспитании личности, –  говорил Юнг, – их интересуют массы». В массе человек обезличивается, им легко управлять, он становится более склонным к внушению. Это то, что произошло с большим немецким народом в середине 30-х годов, этого не избежали США и СССР во время Холодной войны, и к сожалению, в нулевые годы на эти рельсы снова встал наш большой сосед, Россия. Всё идёт к тому, что там будет один вождь-президент, одна партия и много насилия по отношению к инакомыслящим.

Фото Randy Colas для Unsplash

Не надо ежедневно слушать радио “Свобода”, чтобы знать, кто уже сегодня в России виноват перед властью просто фактом своего существования. Виноваты, например, свободные художники (дело Кирилла Серебренникова и Седьмой студии), люди ЛГБТ+ (в некоторых регионах отношение к этим людям как в ИГИЛ), из свеженького также могу назвать феминисток (раскручиваемый петербургской прокуратурой инцидент с фем-кафе “Симона”) и новую волну против свидетелей Иеговы. В борьбу с последними уже успели и Эстонию втянуть.

Местные (уже не) новости

Тем не менее, лично меня больше сейчас волнуют дела эстонские, а именно то, что представители одной из партий, сформировавших коалицию, ведут себя именно так, как будто они одержимы демонами. Я не буду упрекать их в приверженности нацистским идеям, хотя мы все знаем, что в их рядах есть и такие члены. Как мне кажется, я понимаю разницу между нацизмом и консервативным национализмом. Теоретически, второе – совершенно интровертное понятие, направленное на свой клочок земли, свой хутор. Нацизм же направлен на покорение новых пространств и уничтожение всего, что не влезает на прокрустово ложе, выстроенное лидерами, наделёнными демоническими силами.

EKRE себя позиционируют именно как национал-консерваторы, но их демоническая напористая тактика уже начинает походить то, что мы видели в Германии в 30-е. Это и крайняя радикальность в высказываниях, и проецирование сидящих в них страхов на различные социальные группы и желание начать борьбу с ними, и работа с толпами. Формат Пайдеского Фестиваля мнений, на котором господствует плюрализм мнений и диалог – не их формат, а вот факельное шествие и потасовки перед Рийгикогу вполне вписываются в тактику EKRE.

Так что же делать?

Я пишу эти строки с осознанием того, что Президент Эстонии уже утвердила новое радикальное, правое правительство, и какое-то время нам придётся с ним жить. Март Хельме уже заявил, что экономическая повестка для них второстепенна, главная задача – построение национального государства. Это очень абстрактная задача, так что поле для маневров у партии очень широкое, и они будут плодить своих демонов дальше.  Что можем сделать мы, чтобы не начать плясать под их боевую дудку? Воспользуемся мыслью Карла Юнга: будем, как швейцарцы, страшными индивидуалистами. Это затруднит дальнейшую мобилизацию эстоноземельцев на борьбу с… Здесь многоточие, так как ещё неизвестно, на какую борьбу соберутся национал-консерваторы завтра.

Я хотела бы напомнить официальный девиз Европейского союза “In varietate concordia”, что в переводе означает «Единство в многообразии». На ближайшие четыре года я добавила бы его и на эстонский герб. На всякий случай.

4
FacebookTwitterEmail

Помоги развиться эстонским феминистическим идеям!

Твои пожертвования позволят сохранить деятельность Феминистериума – начать новые проекты, платить авторам и развивать местные феминистические идеи.

Пожертвуй

Читайте также